29 июл. 2014 г.

Колизей


Честно говоря, в данном стихе воплотилась задумка, точнее задумки, на основе которых собирался написать два самостоятельных стиха. В одном это тема Колизея, в том виде, в каком она здесь представлена. А вторая задумка касалась того, что чистенько жить прожить может только пятиминутка. которая и живет всего пять минут и беленькая такая. Но начал реализовывать тему Колизей и парой строк влезли эти пятиминутки. Всё… не будет отдельного стиха.

Нет новых планов и друзей,
Такой вот возраст.
Я стар как Римский Колизей –
Костяк да образ.
Поразбежался весь народ –
Мол, грешен жутко.
Но белой жизнью проживёт
Пятиминутка.
Пусть бросят мне толпою всей
Каменьев груду,
Но словно Римский Колизей
Стоять я буду.
Тем, как прожил, так в целом горд –
Не из овечек.
Да пусть и чёрен словно чёрт,
То копоть свечек.

Далёкий и родной (Уральск)



Вечно помню милый город.
Пусть далёкий, но родной.
Распахну пошире ворот,
По дороге до пивной.
Будет там, тоска топится,
Чтоб поменьше тосковать.
Пересушенная пицца,
Будет горло злобно драть.
Только пицце, слава богу
Не добраться до души.
В ней и так сейчас убого,
Сил осталось на гроши.
По тебе душевный голод,
Утоплю в себе в пивной….
Вечно помня милый город.
Пусть далёкий, но родной.
Побреду домой обратно,
Не до ворота сейчас.
До сих пор мне непонятно,
Что же разлучило нас?

28 июл. 2014 г.

Остров-сад


Рецензия на «Сад деревенский на острове». Pelageya, русская американка.

Остров-сад, что ещё нужно для жизни?
Впрочем, для смерти не хуже он подойдёт.
Здесь по листве ползаю серые слизни
И соловей где-то вверху нам поёт.

Мир и покой, что ещё нужно жизни?
Смерть составляют – эти же мир и покой.
Ты кулачки просто сильнее чуть стисни
И прислонись к дереву ты щекою.

Здесь в тишине больше, чем звукам я рад.
Дерево шепчет тихое: баю, баю
Словно ребёнок, я засыпаю, ..паю…
Снится покой мне, снится мне Остров-сад.

Уголок счастья


на «А каяки лучшееееее!». Pelageya, русская американка

От дома нам всего минут-то десять,
Какая малость – к счастью от беды.
Здесь можно веселиться и кудесить
И ноги опустить в хрусталь воды.
Забыть про все превратности, печали,
И про невыносимую жару.
И кажется, что жизнь опять в начале
И думаешь: я вечно не умру.

Кран


Трудно мне жить в этом времени лающем,
Ложными стали улыбка, поклон.
Я не чиню в доме кран протекающий,
Сердцу стучит моему в унисон.

Мы все проехали и не приметили,
Тот поворот, где нам нужно свернуть.
В космос холодный летим на ракете мы
И на Земле пропустили свой путь.

Скоро не свяжут с Землёю и рации,
Скоро все станут песчинкой во тьме.
И предпочтенье, отдав левитации,
Станут чужими родимой Земле.

Здесь и останусь, пусть всеми покинутый,
Мне же не дорог Юпитер, Уран.
Глупый наверно, совсем не продвинутый...
Но в унисон сердцу капает кран.

Промах

На рецензию Дедушки Крылова под стихом "Рента" 

Ну, если просто написать,
Не удивляя профессуру.
То для меня всего поссать,
Так не попав в литературу.

Сестре


Были же скандалы и раздрай,
Огромные бреши в судьбе.
Всё же билет, единственный, в рай,
Всегда уступлю я тебе.

За двоих я в аду оттреплю –
Наше с тобой – всё едино.
Из-под небес тебе песню спою
Из журавлиного клина.

Крещённые разным обрядом,
Мы пили одно молоко.
Мне кажется где-то ты рядом,
Пусть даже сейчас далеко.

Я и кот


Я иногда схожу, схожу с ума,
На несколько часов или на вечер.
В воображенье строю я дома,
Которые, обставить-то и нечем.

Которые мне некем заселить,
Но я кладу на крыши рубероид.
Ну, сумасшедший, что тут говорить,
Путевое он разве же построит.

У сумасшедших всё наоборот,
Как у нормальных просто не бывает.
Но смотри серый, желтоглазый кот,
Я вижу, всё как надо понимает.

Он отдан мне на время – на чуть-чуть,
По расставании оба заболеем.
Дома мои ему отнюдь не жуть,
На стены мы обои вместе клеим.

Птица певчая


Сегодня проще быть безумным,
Не понимая ни черта.
Питаться по помойкам, урнам
И полагать, что – всё тщета.

Живётся так светлей и легче,
Как водомерке на воде.
Так сложно в мире птице певчей,
Петь песни, зная   мир в беде.

Я мент


Я кричу: Бывших нас, не бывает!
Мент всегда остаётся ментом.
Даже если когда умирает,
Он останется им же потом.

Петр встретит: «Давай документы!
Перепутал, что в рай ты, небось?»
Что же вижу, как я, что мент ты.
Понимаю, как тяжко жилось.

И ругали тебя и плевали,
В девяностых стреляла братва.
Чуть беда, предрассудки ебали
И всегда набирали ноль два.

Знает Бог, что его вспоминают,
Лишь тогда, когда некому слить.
Вместе с каждым ментом умирает,
И не просит, не просит любить.

Я кричу: «Бывших нас, не бывает!»
Вон стоят на КП, блокпосте,
Мент не просто же так умирает,
А за вас, как Иисус на кресте.

26 июл. 2014 г.

Деревня


В деревне все заметнее обновы,
Не в смысле, что в ларьках Мадам Клико.
На сто дворов, пожалуй, полкоровы,
По дням распределяют молоко.

И очередь выдерживают четко,
Нам например, назначена среда.
Парное дефицитнее чем водка,
Ну кто бы мог подумать бы когда.

Полуразруха - "Здесь вас ждет аренда"
И фирма - "Ставим окна", без окон.
И непрерывно хочется абсента,
Чтоб в сало превратился весь бекон.

И реки наполняли простокваши,
И хряки рыли землю по дворам.
Чтоб были все продукты только наши,
И пели соловьи по вечерам.....

За молоком нам очередь на среду,
Тут не проспать и получить каймак.
Приехал и, похоже, не уеду,
Там в городе еще сильней бардак.

Где…


а где лево, где право,
где чужие, свои,
где любовь, что отрава
предыдущей любви.

путь-дорога в тумане,
что с небес палантин.
я иду как бы с вами,
приглядишься – один.

рад касанию, звуку,
с острым чувством крота
я ищу вашу руку,
но вокруг пустота.

вам, похоже, забава
видеть чувства мои.
где любовь, что отрава
предыдущей любви.

22 июл. 2014 г.

Ткань


Мир не разложишь ты на части –
Он ткань противного сплетений.
Без горя не бывает счастья,
Без света не бывает тени.

20 июл. 2014 г.

Мы


Соберется в единое целое,
Когда, предсказать не берусь.
Триединое - Малая, Белая
И моя Золотая Русь.

18 июл. 2014 г.

Байт


Непоэтичен, канцелярский слог,
Но мысль вложить старался в каждом байте.
Сказать хотел я много, мало смог,
А Вы что получилось, то читайте.

Нет образов воздушных и тэ.дэ.
На то от Бога не досталась милость.
А что хотели служба в эМВэДэ,
Слог иссушила так, что и не снилось.

Могу сравнить я женщину с цветком,
Но образ этот с каменного века.
На камне выбит кем-то молотком,
И авторство забыто имярека.

А у меня все "уж", все "как" и "столь",
Не стонет обо мне библиотека.
Я сухо про любовь пишу и боль,
Но чувства есть и в сердце Дровосека.

Со скрипом дохожу в конец строки,
И понимаю не открыл я нови.
Но Вы читайте, я прошу, стихи
Меж канцелярских фраз, есть капли крови.

17 июл. 2014 г.

Брат

Горделиво стоя перед строем,
Получая награды, чины.
Он не знал – нет народных героев,
По исходу гражданской войны.
Ну а если и знал то, тем паче
Так в двойне будет он виноват.
Быть не может, не может иначе,
Если средь проигравших твой брат.

16 июл. 2014 г.

Двести


И приняв на грудь граммов двести,
Я не сплю ночною порой.
Представляя, что снова вместе
И как прежде я твой герой.

Да и ты моя героиня,
Та, за чьим охочусь платком.
И смешно так носик морщиня
Отправляешь курить на балкон.

Я иду, послушно, не споря,
За морозный узор стекла.
Мне помёрзнуть совсем не горе,
Всё равно для меня мила.

Возвращаюсь. В другом я месте,
Нет тебя – снова волком выть.
Я ещё принимаю двести,
Для того чтоб с тобой побыть.

И опять голубые очи,
Слышу твой беззаботный смех.
Я не просто люблю, а очень,
Я люблю, как один за всех.

Кроссворд

В жизни связано всё, как газетном кроссворде –
На вопрос нужен точный ответ.
Думал в сердце летит, получаешь по морде,
Грудь, запрятав под бронежилет.

14 июл. 2014 г.

Солнышко

Кто-то в открытую, кто-то исподтишка,
Всё в грязи меня извалять норовят.
Только мама твердит, что я солнышко
И плевать, что вокруг обо мне говорят.

12 июл. 2014 г.

Голливуд


Ты живёшь в ожидании чуда,
Не готовя сани и коней.
Насмотревшись фильмов Голливуда
И мультфильмов, что снимал Дисней.

Ты не видишь правды этой жизни
И счастливым никогда не стать.
Это словно как о коммунизме –
Только остается лишь мечтать.

Вечер – снова яркая картина,
И слюна стекает до брюшка.
Ты плывёшь – холодный словно льдина,
Средь бурлящей жизнью кипятка.

9 июл. 2014 г.

Доверие


Отношение к себе с лёгкостью измерю я,
Для того мне ни к чему знанье арифметики.
Если встретит без одежды – это полдоверия,
А полное доверие, если без косметики.

8 июл. 2014 г.

Белое на чёрном


Мы нужны друг другу в  этом дело,
Без друг друга нам с тобой никак.
Пусть меж нами не всегда и бело.
Это всё равно хороший знак.

Не считай мной сказанное вздорным,
В тон один всегда скучны цвета.
Приглядись ты, белое на чёрном  
Это же такая красота.

Кирдык


Кирдык подкрался незаметно,
Пускай приход и ожидался.
А он стрелою арбалетной,
В десятке точно оказался.

Безвольно опустились руки
И нету смысла зубы щерить.
Всё как обычно, по науке,
Но не хотелось в это верить.

7 июл. 2014 г.

Ку-ку

Я устал, не чувствую боли,
Только знаю, есть эта боль.
Просто стал безразличным что ли,
Ко всему и эмоций – ноль.

Понимаю – не ведать счастья,
Просто время его прошло.
Пусть в игре поменяю масть я,
Только козырь сменят назло….
Давая понять – отыгрался
И проигранный каждый ход.
Не поможет мне смена галса,
Невозможно мне плыть вперёд.
На месте уже не остаться,
Всё продавливают назад.
Я устал, я устал бояться,
Я готов… я готов хоть в ад.

Смерть тихонько мне шепчет в ушко,
Только что, понять не могу.
Скоро, скоро в часах кукушка,
Перестанет хрипеть: ку-ку.

Агнец


на фото, получил очередное предложение от своей племянницы, жениться на ней, приходится думать, надо же 18-ти лет дождаться, да и  у неё полно конкуренток её возраста, есть даже помоложе (хи-хи), что сделали мне уже предложения. Будучи молодым, как я понимаю, для дам я вообще интереса не представлял.
****
Стих вырос из четырех строчек. Они были написаны, как отзыв на поэму С.Есенина "Чёрный человек". Вот такой был отзыв.
****
А слова настоль остры
Режут кожу.
На заклание пойдёшь
Агнец божий.


Нет, не успокоят ни любовь, ни ласка,
Все часы ночные виден циферблат.
Мне кабак, с петлёю – всё одна развязка,
Выжить не помогут ни сестра, ни брат.

Ночь полна событий, мыслями, с гостями,
Только по хозяйским гости ходят тут.
Я же страх хлебаю полными горстями,
Я же только днями смелый баламут.

По ночам не знаю, как, куда мне скрыться,
Так мала квартира и схоронов нет.
Взглядом, не мигая, смотрит, смотрит птица,
Тем не соблюдает даже этикет.

Гости – птицы, звери, словно в зоопарке,
Только запах серы всё же выдаёт.
То, что не Господни – гости и подарки,
Брат его родимый свой прислал народ.

Каждый тут профессор, каждый тут умелец,
Изымают сердце, печень, потроха.
Видимо по плану, приготовить зельца,
С горькою приправой моего греха.

Только бы отбиться до начала утра,
Только бы не дать мне этим разойтись.
Но луна упряма – цветом перламутра.
Словно намекает – просто удавись.

Но порез рассвета всё же я дождался,
Вот он раной алой, осветил восток.
По пустой квартире я один слонялся,
И всё удивлялся, то, что выжить смог.

Впереди все ночи, результатом схожи.
Что бывает редко в жизни – казино.
Ты по сути фишка – только Агнец  божий.
На закланье пойдёшь – это решено.

Нельзя


За что Господь? – прости,
Такая вот стезя,
К счастью ищу  пути.
Она: «Тебе нельзя».

А чем не заслужил,
Пусть миллиметр от дна?
Как большинство я жил….
В ответ мне тишина.

Так не дождался слов,
Иду почти ползя,
Под звон колоколов...
Печальный, до «нельзя».

4 июл. 2014 г.

Гордость

Спасибо Дедушки Крылову, за комментарий под стихом "После четвёртой", который и подвиг меня на данное стихотворение в виде ответа.

Быть небезопасно гордым,
Только гордость покажи.
Могут запросто дать в морду
И поставить на ножи.

Внешний лоск удел паяца,
Так учила меня мать:
Гордость без уменья драться,
То комедию ломать.

Нет


«Я буду молча слушать». Ротарь Эдуард (Эдик Ротарь умер на барнаульской улице в августе 2003 года. Ему было 35.)

Не стройте баррикады у порога,
Мне не нужны чужие рубежи.
Откройте дверь, пустите ради бога,
Того, кто больше не умеет жить.
***
Стихотворение ниже не посвящение, а ассоциация от прочитанного, которое как-то легло на ситуацию.
***
Я разучился жить, но незаметно,
Как для других, а также для себя.
Искал я цель, искал довольно тщетно,
Страницы умных книжек теребя.

Но в книжках тех, всё сказано невнятно
Или понятьем я не одарён.
Какие-то бесформенные пятна,
Яснее даже круг под фонарём.

Зачем живу сейчас и не отвечу,
Вся жизнь моя один большой пустяк.
С утра проснувшись, ожидаю вечер,
И день меж ними проскользнёт «никак».

Порой бывает, вам признаюсь честно,
Готов забыть я про открытый газ….
Как страшно жить, когда неинтересно,
Но умереть, возможно, только раз.

И давит чаще, где-то возле сердца,
Но всё не получается дожать.
И нет опоры, чтобы опереться
И взгляда нет, что мог бы поддержать.