31 июл. 2013 г.

Как в сказке

Не любили, не было б печали,
Не было б и радости тогда.
Как живут, по книжкам изучали,
Только часто в книгах ерунда.

Взрослые давно, а верим в сказки,
Про Иванов и про Василис.
Не учтя, в конце там – не в развязки:
Полюбили, за руки взялись.

Упомянут разве что, пожили,
Долго и любили до конца,
Упустив, что и скандалы были,
С примененьем крепкого словца.

Наша жизнь, она совсем не сказка,
Не упусти ничего в ней чтец.
Где упрёк перемежает ласка,
Главное, как в сказке чтоб конец.

Нашёл


Я в жизни всё нашёл,
осталось лишь терять.
И счастлив тот, кто гол,
так нечего отнять.
Да глупо же иметь
и проще быть нагим.
Дано всем умереть,
оставив всё другим.

30 июл. 2013 г.

До шестнадцать

А жизнь идёт всегда по выходным,
А средь недели чувствую больным
Себя. И ничего тут не попишешь.
С шестнадцати путь начал трудовой
И в пятьдесят с горбатою спиной,
Хриплю в постели по ночам – ты слышишь?

Здесь что ни день, а с кем-нибудь да бой,
А промолчать, так и не быть собой,
Но надоело попусту бодаться –
Я от людей хочу подальше в лес,
Такой вот диковатый А.А.эС.
Но и в лесу мне некуда деваться.

Не выход ни отрава, ни петля
Ведь мама родила меня не зря.
А может зря, но в том боюсь признаться.
И по-другому жизнь свою гублю,
Пусть даже и не в праздники я пью,
И вспоминаю годы до шестнадцать.

Звон посуды


Снова звон, и снова слёзы
И в осколках кухни пол.
Нариком в миг передозы,
Всё твердишь на счастье мол.

Упрекать тебя не буду,
Козни ставила беде.
Всю разбила ты посуду,
Но не вижу... счастье где?

Купим новую посуду
Разобьёшь на счастье вновь.
Выношу осколков груду…
Молча – это есть любовь.

Связь времён


Всё потеют повитухи,
Обновляя род людской.
Но в котлетах так же мухи,
С той же свалки городской.
Так же свиньям мечут бисер
И вороны на крестах.
Та же двойственность в редисе,
Глупость, в целом, на местах.
Ничего не изменилось,   
От… до самых похорон,
Неспроста ж веревка вилась,
Под названьем – связь времён.

29 июл. 2013 г.

Мне бы голову с плеч


Мне бы голову с плеч
И жилось бы легко.
Чтобы мысли отсечь,
Что ведут далеко.

И бездумно вперёд.
Слева шепчут мне черти:
Кто не думает, тот
Умирает, до смерти.

Кто-то справа бубнил,
Нимб макушкой скребя:
Ты не думай, решил
Всё давно за тебя.

Переход


Презирая одежду – по моде,
И отправляя туда же – комфорт.
Петь на гитаре, днём в переходе,
И не мечтать улететь на курорт.
Вот понимаю – это свобода,
Где все желанья вмещаются в «чуть»,
Был бы почище пол перехода,
Здесь оставался бы на ночь уснуть.

Тянет из парка запахом вишни,
Что расцвела, как положено в май.
Я на весеннем празднике лишний,
Значит судьба – в переходе играй.
Разве мне выжить с менталитетом –
Если свободу люблю словно кот.
Быть одному тоскливо при этом,
Противоречье решит переход.

Тоннели


Про счастье ты, мели Емеля
С энтузиазмом стенгазет.
Но вижу я в конце тоннеля
Темно всё также – света нет.
Мы потеряли что имели,
Об этом лучше говори,
Дороги загнаны в тоннели,
И все побиты фонари.

Словно бы для праздника


произведение написано в стиле «двойное дно». кто не увидит оба, ничего не поймёт, кто увидит два, поймёт половину.

Словно бы для праздника: выбрит, наутюжен,
Закреплю верёвочку на крючке стальном.
Я старался, но не стал, не отцом ни мужем,
А тогда и смыслу нет в прочем остальном.

Я не строю из себя крепкого героя,
Признаю, совсем слаба на душе броня.
Было для меня всегда – главное земное,
Но не сладилось с земным как-то у меня.

Ты не плачь и не сопи из петли снимая,
Просто с жизнью на земле справиться не смог.
И прошу – себя возьми в руки дорогая.
Я костюмчик, что на мне, к празднику берёг.

Алмаз

Алмаз в говне – немногим то дается,
Алмазом всё равно же остаётся.

Мой город я ушёл


Мой город – я ушёл.
Возможно, безвозвратно.
Но пуповина так, всё тянется за мной.
Давай поговорим мы тет-а-тет (приватно).
Ты знаешь до сих пор тобою я больной.
Родился я в тебе,
в тебе и возмужал я.
Вот жалко, что умру скорее не в тебе.
Я потерял тебя в развал самодержавья,
Но я из СССР – по жизни по судьбе.
Российские – они, по мне такие суки,
Сдадут и продадут, но я не из таких.
В тебе я проживал, точнее даже прожил,
Все самые мои, прекраснейшие дни.
Мы были – все одно,
Мы, то есть были сплавом.
Казах ли ты, иль русский – всё равно.
Мы насыщались все и, кто пловом, кто пилавом,
И водку пили вместе и вино.
Я за тебя казах, свою бы жизнь бы отдал.
И знаю за меня – ты отдал бы свою.
Но поезд СССР, так безвозвратно отбыл,
Всё чаще мы встречаемся в  бою.
И ты не за меня, а я же не с тобою.
Ну что же ты Марат, а ты в ответ Санёк.
И связаны мы были, с тобой судьбой одною.
Судьбу ту распластали, что вдоль, что поперёк.
Там кто-то наверху, чего-то там скорёжил,
И стали мы с тобой, не вместе, а одни.
Мой город протяни ты мне на встречу руки,
И пальцами твоих проулков городских.
Держи меня за горло.
Дави самодовольно
До звёздочек в глазах.
Мой горд – я умру,
Родился я в тебе,
мне умирать – не больно.
Мой город от тебя
я даже смерть приму.
Не вечен я, как все когда-то точно сгину,
До дна души моей иссохнет водоём,
Ты просто затяни на голе пуповину,
Похорони меня на кладбище твоём.

28 июл. 2013 г.

Пусть судьба и жирна


публикую не полный вариант

Пусть судьба и жирна,
В ноль запас жировой.
Где-то в прошлом жена,
Но пока что живой.
Сам поплачу, утрусь,
Протрезвею и вновь.
Я за что-то борюсь,
По серьезному, в кровь.
Где друзей – в прошлом рать?
Пили с кем натощак.
Одному жировать,
Не привычно мне так.

27 июл. 2013 г.

Волки


Что сдавать на пятёрки
И на тройки пойдёт.
Мне не жить же в Нью-Йорке,
Мне в Нью-Йорке не мёд.
Здесь средь рода людского,
Ты всего лишь цифирь.
Ничего нет такого,
Что имеет Сибирь.
Енисея нет, Волги,
И чего много нет…
Не встречаются волки,
Что мне воют в ответ.

Песчинка


В слово «жизнь» мгновенья собирая,
Стараюсь, чтобы вышло монолитней.
Гложет мысль, да мерзкая такая….
Но верная,
и от того обидней.

Знать тяжело, что превратишься в прах,
От целого и до цепочки генной.
Вниз упадёшь песчинкою в часах –
На столике стоящих –
у Вселенной.

26 июл. 2013 г.

Все когда-то


Я дорогу свою, как-то криво черчу,
Навсегда отказавшись жить в райских хоромах.
Просто я так решил – в рай попасть не хочу,
Что там делать, когда там не встречу знакомых.

Я не жил на земле, ни водой, ни травой,
И надеждой на рай, я совсем не снедаем.
Все когда-то хоть чуть, но прошли по кривой.
Значит, грезим все мы по напрасному раем.

25 июл. 2013 г.

Мы как тени


Нам с тобой раствориться, как тени,
Ты во мне, я конечно в тебе.
Я совсем не Онегин Евгений,
Дело тут даже не в худобе.

Да и ты не Наталья Ростова,
Написал нас не Пушкин, Толстой.
Много в нас беспробудно простого
И любви мы достойны простой.

Где все бури скрываются в душах
И ничто не творят на показ.
Все вокруг нас, как будто в берушах
И у всех лишь глазницы без глаз.

Что романных героев потуги,
Отойдём от писательских схем.
И давай растворимся, друг в друге,
Мы как тени, что раз насовсем.

Да мечта у меня вот такая


Глажу нервно коней по запутанным гривам,
Как застыл на распутье дорожном.
Что мечтать о несбыточном – быть несчастливым,
Быть счастливым – мечтать о возможном.

Только стрелки к чему-то сулят слишком много
То, о чём и мечтать не позволю.
Видно что «не туда» мне любая дорога…
Может просто продолжить по полю.

Где-то там вдалеке виден штрих перелеска,
Там безлюдно, а значит привольно.
Что ни так волчий клык горло взрежет, как леска,
Умирать будет точно не больно.

Нечета средь людей – тянут медленно жилы,
По одной из тебя вынимая.
Не хочу вместо жить, я кровить до могилы….
Да мечта у меня вот такая.

23 июл. 2013 г.

Четыре


Это мой комментарий к анонсу результатов, очередного конкурса журнала «Окна» (Ганновер). 
Печально, что анонс собрал только две рецензии. Стихи победителей сложны для восприятия читателей (я не сказал, что плохие). Надеюсь появятся авторы категории Геворк и Царев (заместитель главного редактора "Российская газета", умерший 4 апреля 2013 года), пишущих и писавших хорошо и просто, тогда поболее будет отзывов. Представленные авторы просто не могут уложить в короткую строчку свою мысль, поэтому неискушенный читатель, добираясь до конца строчки (не катрена или стиха, а именно строчки) забывает, что было в начале.
Удачи в конкурсной работе.

P.S. Хотя на мой взгляд, "Окна" одна из самых здравых конкурсных площадок, которых развелось в Интернете до ужаса. Практически каждый конкурс дает открытие нового талантливого, ну или по крайней мере подающего надежды автора.
****
Лишь мудрецы и дураки,
мысль излагают в две строки.
А прочей серости, что в мире,
нужны, как минимум четыре.

И мной превышен сей лимит,
Что очень много говорит.

Я не учусь


Меня за странную любовь прости.
Не помещается она в горсти.
Я не могу её зажать в кулак.
И потому она выходит так.

Я не могу в один лишь цвет. Я не Шагал.
Ограниченья в красках нет. Нарисовал.
Наверно думаешь: А он совсем дурак.
Прости меня, но красок много, много так.

Но, слава богу, я не сволочной.
Моя любовь к тебе всегда со мной.
Умею я любить, я не учусь
И чувства сжать в кулак я не стремлюсь.

22 июл. 2013 г.

Я знаю


Однополые браки приближают конец света, заявил патриарх Кирилл. Это один из случаев, когда я его поддержу.

С собой поспорил в том, что проживу,
Без Родины, без бога и без флага.
И с этих пор живу я как бродяга,
Все, подчиняя своему уму.

Своим умом небезопасно жить,
Я понимаю, легче так порвётся.
А это значит участь иноходца,
Но я хочу не пребывать, а быть.

Я ненавижу двадцать первый век,
Где радуга, став символом бесчестья,
Всё отдает и славу и поместья
Уродующим слово «человек».

И смерть уже мне кажется, как мёд.
Вокруг меня кресты поверху рясы,
Парады из объектов биомассы.
Позоря просто человечий род.

Какие же безликие цвета,
Вот розовые, дальше голубые,
Ты приглядись, они такое злые.
Как в подворотню ада ворота.
***
Я знаю современный идиот,
Что потерял давно менталитет
Икнёт, и: До свидания поэт
И кровь мою он с лезвия слизнёт.

Я породистый


Я породистый бездельник,
Враг, каких-либо работ.
Смерть приходит в понедельник,
В вечер пятницы уйдёт.
Между ними два всего-то
Беззаботности глотка.
А затем опять работа –
Быть гвоздём для молотка.

21 июл. 2013 г.

Последствия


Ты словно больной, пусть ещё не в палате,
Давно растерял все желанья свои.
И стонешь теперь ты, вставая с кровати,
Как раньше стонал лишь при акте любви.

20 июл. 2013 г.

Сам себе


Что же так лихолетит
И десятками лет?
Крикну, мне не ответят,
Никого рядом нет.
Просто не интересен,
Как подохший врачам.
И бурчу строчки песен,
Сам себе по ночам.

16 июл. 2013 г.

Болевой порог


И мучаешь себя ты под предлогом –
Кто не мучился, жизни не знает.
И находясь за болевым порогом,
Чувствуешь, что лучше не бывает.

А затем обратно возвращаясь,
В этот все забравший силы мир.
Ты в него, уже не помещаясь,
Снова крови жаждешь, как вампир.

Так и живёшь, а сказать, если вкратце,
Просто заносишь себя на алтарь.
Вечно пытаясь в себе разобраться,
А разберёшься, пора на фонарь.

15 июл. 2013 г.

Бурелом


Не любил бы, все было б тихо,
Не устраивал бурелом.
Кроил отношенья портнихой,
И каждый день писал псалом.

Безразличье всегда ровнее,
Чем бездумная буря чувств.
У влюбленности вкус жирнее,
Но так приторню-липко густ.

А любовь - красота и лихо,
И безмерные нежность, злость...
Не любил бы, всё было б тихо,
Как в гробу, где весь забит гвоздь.

На оставшиеся дни


Теперь мне видно не найти покоя,
Сижу, и папиросою чадя.
Гляжу, как счастье близкое такое,
Уходит, шаг ко мне, не доходя.

И сразу к чёрту полетели планы,
О даме сердца, детях и любви.
И остаются горе и стаканы,
На все мои оставшиеся дни.

Она ушла, конечно, неслучайно,
Ничто не происходит без причин.
Мне, не раскрыв спасительную тайну,
Так почему я должен жить один.

Приятный, раньше, привкус Беломора,
Невыносимо начал вдруг горчить.
Моя судьба в погонах прокурора,
Грозится в одиночку заключить.

14 июл. 2013 г.

Точка


Хлеб кому-то без икры,
Не полезет в рот.
А кому-то крош коры,
В каравай пойдёт.

Кто всегда по жизни тих,
Как перед причастьем.
А кому-то жизнь других,
Видится несчастьем.

Сколько сук и сволоты,
Гадит на Земле.
Может среди них и ты,
Тот, чей нос в икре.

Неспроста


Энтузиазм с годами только тает,
В России как-то всё не по уму.
Детишками здесь бабы залетают,
А мужики, так в основном в тюрьму.

Но были времена первопроходцев,
А также справедливых бунтарей.
И рыли всей деревнею колодцы,
Растили многочисленных детей.

Теперь хорьками спрятались по норам,
Живём, и ни двора и ни кола.
И слышится шипенье за забором,
"Зачем тебя я суку родила".

Как раком пониманием снедаем,
Лекарство ты покрепче мне плесни.
Да неспроста мы в тюрьмы залетаем,
А также нежеланными детьми.

13 июл. 2013 г.

Невозможно скрыть


А парочки всё в парках обнимаются,
Прилюдно стало принято любить.
Любовь не то, что показать стараются,
А только то, что невозможно скрыть.

Б.Б.


Перемелиться, перемесится,
Затвердеет окаменев.
Ни проходит, похоже, месяца,
Чтобы ночь я, не отревев.
Разломаю души камения,
Начиная исканья вновь.
Жизни цели и вдохновения,
И безбрежную любовь.

Тронуть я не могу посметь,
Те, два гвоздика – в перекрестии.
Жизнь скорее вижу, как смерть,
Без моей Белокурой Бестии.

12 июл. 2013 г.

Тяжелое утро


За окном светает неохотно.
Ночь сменить не торопится день.
Да и мне вставать сегодня лень,
Как и утро выгляжу чахотно,
В зеркале видна лишь полутень.

И бессилье в теле растекалось.
Жаль, сегодня день не выходной.
Шторы бы на окна... Свет долой.
Пусть похоже будет, что смеркалось,
Наслаждаться просто тишиной.

Но встаю, дела в окно стучатся.
Покурил, побрился и побрёл
В день, который нехотя, но цвёл.
Ну, а вышел, нечего бояться,
Как бы путь казался ни тяжёл.

11 июл. 2013 г.

Золотой Меркурий


Гудит базарно-всепланетный улей,
За шумом нам и правда, не слышна.
А миром правит Золотой Меркурий,
Внушивший людям, есть всему цена.
И я себе прикидываю цену,
И вижу цифры – бесконечный ряд.
Но разрешает глупую дилемму,
Дешевый пузырёк, в котором яд.