29 мар. 2012 г.

Метро 29 марта 2010


Давно пора оставить разговор
За много лет простывшие надежды,
Что, словом можно победить террор,
Так могут думать только лишь невежды!

Как надоело слушать этот вздор –
Тех ряженных в заморские одежды.
И прячемся мы каждый в личный двор,
Теряя там последние надежды.

Сейчас не время щёку подставлять,
Я уверяю Вас – сейчас не время!
Давно пора нам с корнем вырывать
Проросшее чертополохом семя.

А мы все продолжаем – этот спор,
Надеясь, что отпущена нам вечность,
О том: «А как нам победить террор
И соблюсти при этом человечность?!»

Тут мнений много, все на разный лад,
Порою призывают в помощь Бога.
….. У нас в России много говорят,
Вот делают, увы, не очень много

И сколько по стране свечам гореть –
Кому-то скорбью, а кому укором.
Террор речами не преодолеть,
Тем более душевным разговором.

Не сможешь


Знаю чувство, то не брошь на одеянии
И его не снять и не пропить.
Безопасно вас любить на расстоянии
Ты того не сможешь запретить.

Мебель


И выцвели картинки-пасторали,
Всё оказалось цирком шапито.
Зачем в любовь со мною вы играли?
Считая в тоже время – ты ничто.
Как оказалось я для вас калека,
Тогда скажите, – Было всё зачем?
Когда не веришь в разум человека,
Он мебель среди ваших мизансцен.

Остановиться за полшага до любви

Думаю всё же, вот это стихотворение будет последним в цикле «Александра».  Хотя не знаю, по крайней мере сегодня иначе подохну возле компьютера кропая очередное. Просьба та же комментарии не оставлять.


Остановиться за полшага до любви
Не удалось, и я переступил.
Тогда узнали, мы с тобою не свои
И я тебе казался только мил.

Но всё равно я не жалею ни о чём,
Меж нами все закончены бои.
И с одиночеством я снова обручён,
А с нею мы действительно свои.

Спокойна так – ни в чём меня не упрекнёт
И мирно – от заката до зари…
С ней хорошо, жаль, холодна она, как лёд,
Ей бесполезно, что-то о любви.

Спасение дурака


Меня, считая дураком,
Меня же и спасают.
Что странно в случае таком?
Они не понимают.
А вот такая вот фигня,
Ну, непонятно Боже.
Считая дураком меня,
Спасают от кого же?
И я отчаяньем влеком –
Кричу на верхней ноте.
Да не считайте дураком
И тем меня спасёте.

А мне в ответ примерно так,
Не понял умных ты, дурак.

Град

Последнее стихотворение из цикла «Александра». Просьба комментариев под этим произведением не писать. Написанные комментарии будут удаляться без ответа на них.


Словами били будто кистенём,
Они ломились в уши, словно воры.
Кого мы любим, так того не бьём,
Не сплёвываем в души им укоры.
Подобраны нелестные слова,
Что даже не бросают и лакею.
Страшней всего уверенность – «Права»
И говоришь всё это фарисею.
Я измочален, как былинка в град,
И даже возразить словам не смею.
Они текут безжалостно, что яд,
И обручем сжимают мне трахею.
Еще минута – всё во мне мертво.
Чему там жить? Растоптан и унижен….
В словах твоих я слышал торжество,
Желание, чтоб только я не выжил..

Но предаваясь словесам гульбе.
Б.Б., вы думали,… но только о себе.

28 мар. 2012 г.

Не вам судить о моей любви


Предпоследнее стихотворение из цикла «Александра». Последнее будет опубликовано системой блога автоматически, через полтора часа. Убедительная просьба комментариев под этим произведением не писать.

Не вам судить о моей любви,
Не вам её осуждать.
Вы, что хотели сказать смогли,
А я вот не смог сказать.
Было много напыщенных фраз,
А в результате затем,
Пришлось услышать столько от вас,
Не вместят сотни поэм.
Не вам судить, что чувствовал я –
В себе я, то схороню.
Так много вами сказано зря….
Мне ж хватит слова – люблю.

Вредина


Я не пахну мятой и уста не мёд.
Папиросный дым – вся парфюмерия.
Обо мне, кто хорошо, тот явно врёт,
Убеждая – ложь моё безверие.
***
Лучше б говорили всё как есть,
Позабыв словесный макияж.
Не спасёт мой имидж даже лесть,
Мягок словно годовой грильяж.
От себя мне самый худший вред,
Сам себя на жертвенник несу.
А когда замолкнет ветер бед,
Перекрашу в чёрный полосу.

Куски


Жизнь кусками, цельного не видно,
Словно свалом груда кирпича
Выглядит настолько миловидно,
Что гнездо ленивого грача.
Лучше бы сложить, да не слепилось,
Слишком нестандартные куски.
Даже то, что прямо всё кривилось,
Как полы из мокнущей доски.
Что там конопатить швы и щели,
Это всё равно, что поле брить.
Не построить жизни цитадели,
Ну, тогда чего там мастерить.

27 мар. 2012 г.

Пей любви живительный напиток


Влюблен ты, но тебе покоя нет –
Пытаешься понять: А почему?
Раскрыть любви пытаешься секрет
И осветить свечой сплошную тьму.
Отбрось ты рассуждений бахрому,
К вопросу возвращаясь вновь и вновь.
Ты в чувствах тонешь, и не знаешь почему,
Вот то, по сути, и является любовь.

Любовь не разложить на чисел ряд,
В ней не умножить и не разделить.
Философы пускай себе мудрят,
Понять, пытаясь, что же есть «любить».
А ты люби, бездумно и легко,
Пей любви живительный напиток.
Накручено в любви, как в стиле рококо,
Вот разумность для неё всегда избыток.

Переделывать меня ни к чему


Переделывать меня ни к чему,
Всё подогнано множеством лет.
Проще сыпнуть в бокал сулему
И добавить её же в обед.
Я о том, даже зная, приму,
И не то чтоб такой уж герой….
Пусть не враг я себе самому,
Лучше мёртвым, чем быть не собой.

25 мар. 2012 г.

За любовь мне не знать стыда


За любовь мне не знать стыда –
Почему же она секрет?
Мне хотелось сказать вам: «Да»,
Понимая, что лучше – «Нет».
Делать вид, что едва знаком
И читать про себя сонет,
Что писал я для вас тайком,
При сторонних – сухой: «Привет».
Знаю, будет. Вопрос: Когда?
Выдаст тайну мою рассвет –
За любовь мне не знать стыда,
Пусть придётся держать ответ.

24 мар. 2012 г.

Решето


Да видно мне такие не почину,
Попроще что-то видимо дано.
С тобой писали дивную картину,
Но тонким оказалось полотно.
Куда ни глянешь среди красок дыры,
А в целом получается – ничто.
И чувства полетают сквозь, проныры
И душу превращают в решето.

23 мар. 2012 г.

Пилат


Надежду, как Иуду – на осину,
Толкнёшь скамью из-под неё ногой.
Но червь сомненья сгложет середину,
По форме, ты всё тот же, но пустой. 
Она тебя тащила за собою
И веру в лучшее тебе дала.
А ты же наградил её петлёю,
Сквозь хрип услышав: «Понтий ты Пила..».

Не ной


Уже заказаны цветы
И внесена в расход оплата,
Затерты прошлого следы –
Пускай оно не виновато.
Но что тащит его с собой,
Тут наберется новой клади
И в будущее головой
Лечу при полном при параде.
Надеясь – встретит не стеной,
Надеюсь – не закончу стенкой.
И сердце ты моё – не ной
Над расставаньем (с прошлым) сценкой.


P.S.
Встретив меня у входа,
Можешь понять хотя бы,
Прошлое – это свобода,
Ты же всё думаешь – бабы.

Жизнь втащила в полтинник лет


Истерично крича мне: «Нет», – 
Не давая спустить курок.
Жизнь втащила в полтинник лет,
Да и тот ещё не звонок.
Неизвестно, когда нагнёт
И шлагбаум поднимет вверх.
А пока – мне на раны йод
И бинтом посильней поверх.
Не ругнуться и не всплакнуть,
И не это, ни то  – нельзя.
Не дает мне в себя пальнуть
Иль подставиться под ферзя.

Что ни день то лесоповал,
Перекличка на склоне дня.
Я просил её. Я кричал, –
«Отпусти. Отпусти меня».
Но охранник мой строг и глух, –
«Раз положено, то живи».
Не дает испустить мне дух,
Что поделаешь c'est la vie.

22 мар. 2012 г.

Плантации любви


Так, восемь лет назад, начинался цикл стихотворений «Плантации любви», он писался безотносительно к кому-то просто о любви...

Считали – вечно будем
В плантациях любви,
Друг друга не забудем,
А где сейчас – смотри.

Песком уже покрыло
Твой уходящий след.
Казалось мне, иль было?
Никто не даст ответ.

Дождём заморосило –
Смывая краску чувств.
Казалось мне, иль было?
Ответ найти боюсь.

Какое это чудо –
Плантации любви.
Ушли с тобой оттуда,
А где сейчас – смотри.

Звук хлеба


За идею стиха благодарю Александру – героиню одноименного цикла. Это стихотворение я мечтал написан много лет. Мне не хватало ключевой фразы и вот сегодня в разговоре с Александрой я её получил, она произнесла –  "Звук хлеба" ... и всё встало на свои места.


Плавал я и тонул, среди звуков живых –
Мне ветра вместе с птицами пели.
Но теперь не услышу, даже SOS-позывных,
Что тогда говорить о капели.

Вот уже, сколько лет, звук мелькнёт миражом
И покажется признаком бреда….
Я не слышу теперь, как хрустит под ножом
Корка белого, свежего хлеба.

И теперь я тону, в пустоте тишины,
Ровный тон, как без радуги небо.
Жаль сильнее всего, что теперь не слышны
Звуки хруста, горячего хлеба.

Поэтическая эстафета

Борис Рыжий
(произведение без названия)


Было все как в дурном кино,
но без драчек и красных вин –
мы хотели расстаться, но
так и шли вдоль сырых витрин.
И — ценитель осенних драм,
соглядатай чужих измен –
сквозь стекло улыбался нам
мило английский манекен.

Улыбался, как будто знал
весь расклад — улыбался так.
"Вот и все, — я едва шептал, —
ангел мой, это добрый знак...”
И — дождливый — светился ЦУМ
грязно-желтым ночным огнем.
”Ты запомни его костюм —
я хочу умереть в таком...”

1995. август. Екатеринбург

опубликовано в рамках поэтической эстафеты (фиолетовая ветка) страница ветки конкурса здесь

Реанимация (второе попадание)


Произведение основано на личном опыте и публикуется только частично, просто решил переделать его кардинально, тогда выложу полностью.

В сплошной прострации
душой и телом.
В реанимации,
лежу на белом.

И фонари слепят
до боли глаз.
Я будто бы распят
как в прошлый раз.

Нет сзади никого,
ни впереди.
Друзей ни одного,
Пойди, найди.

Но чу, знакомый глас:
«Пойдем со мной,
Ты продан в сотый раз,
Очередной.

И жить ведь хочется?»
Да, … лишь без мук!
Смотри, проколоты,
все вены рук.

Но бьется мысль в мозгу,
и чья-то тень.
Так сколько проживу?
два дня… иль день.


А следом поступью –
хочу я жить.
Я жизнь не уступлю.
Мне б покурить.

Ползу с каталки я
на скользкий пол.
Командую, себе:
«Вперед. Пошел».
......

Чёрная метка


Время жить ещё не истекло,
Лишь в «горячке» рядом воют черти.
Только жить на свете тяжело,
Если ждут твоей, надеясь, смерти….
Взгляды – чёрной меткою в конверте.

21 мар. 2012 г.

Право


Да, безусловно, ты имеешь право
быть выслушанным, чтоб ты там не нёс.
Но знай, что это право не включает,
в тоже время восприятия всерьёз.

Знания

Данным произведением начинаю новый цикл «Рубаи»

Нам знания к свершениям окно,
Но знать всего, мой друг, нам не дано.
Пусть знать всё невозможно, ты учись…
С пустою головой – пуста и жизнь.

Когда то


Мы все когда-то отцветём,
Закончим заполнять анкеты,
Тела - засохшие букеты
Уже не оживит дождём.
Что ж делать – наш удел таков,
У всех в финале всё похоже.
Цветы дарить нам будут всё же,
Те будут сохнуть у крестов.

черновая попытка написать типа продолжения вот этого стиха

20 мар. 2012 г.

Штрихи



Строчки, слагают портрета штрихи,
Фантазия  тешиться всласть.
Не стоит любить меня за стихи,
В них – я, но лишь малая часть.

Где-то подправил, а что-то убрал,
Чтоб всё неприглядное скрасть.
В целом, портрет, я с себя рисовал,
А частности мог и украсть.

19 мар. 2012 г.

И вам зачтётся


Не майтесь дурью и чем ещё,
Живите проще, живите чище.
Готовьтесь, поклюёт вас вороньё
И губы будут всегда в кровище.

Но вам зачтётся и вас поймут,
Не в этой жизни, что толковище,
А там, – куда дороги все ведут,
Где поздно становиться чище.

Но то не значит, без кулаков,
И быть добычей – подлюгам пищей,
Закон по справедливости таков:
Пускай подлец харкнёт кровищей.

И вам зачтётся и вас поймут,
Скорей не в этой, а в новой жизни.
Вон у добра за голенищем кнут,
Господь глядит… без укоризны?

Отпустите мне грехи


Отпустите мне грехи,
Коль не прав.
Я не то чтоб от сохи,
Но не граф.
И грехи поднакопил –
На обмен.
Выбиваясь весь из сил –
Кровь из вен.
Вам казалось, что я весел,
Если в пляс –
Специально куролесил,
Про запас.
Что меняем тет-а-тет? –
Забирай.
Я в нагрузку вам билет,
Тот, что в рай.

18 мар. 2012 г.

Да не поэт я ...


Да не поэт я дорогая,
А кто? – вопрос.
Себя я, лошадью впрягая,
Тащу, как воз.
И всё выходит по примете,
С пустым ведром,
Судьбу я по дороге встретил
И в солнце гром.
Так и иду   скорее маюсь,
Удел таков.
И по пути не нагибаюсь,
Нет мне подков.
Всё почему-то вспоминаю,
Я, то число.
Когда вас встретил дорогая,
Мне повезло.
И в то и верю и не верю,
И где ответ?
Боюсь я испытать потерю,
Есть рок примет.

17 мар. 2012 г.

Неприкасаем ты


Я вам поставлю на кон рубль за сто,
Да что за сто, пожалуй, – нате тысячи
И утверждаю, что она – всё то,
Что я искал, и хоть ты меня высечи….

Не откажусь, сейчас от этих слов
И чтоб не говорили там пророки.
Она пришла, пришла ко мне из снов,
И затрещали злобою сороки.

Не верю я, ни тем и ни другим –
Пускай они ворожат на бесчестии.
Неприкасаем я, когда любим,
Но и ничто…. без белокурой бестии.


И мне не страшно, хоть умри,
Пока живу я для любви.

Любовь на три дня


Произведение написано и публикуется по заявке Александры, героини одноименного цикла

Но если не согласны вы любить
Или отдаться мне, по крайней мере,
Я в вашем доме окна буду бить
И вышибать все запертые двери.

Не закурю в постели дорогая,
И если надо день не буду пить,
Прошу, ты встреть меня, совсем нагая,
А там всего лишь шаг до… полюбить.

Вы приняли, вы приняли меня,
Слились с тобою мы в безумной страсти.
Но блин, прошло всего… всего три дня,
Горшок любви расколот на две части.

Тебе уже не хочется любить,
И как то мне – не очень, быть любимым,
И на хрена мне в окнах стёкла бить,
Чтоб быть три дня тебе необходимым.

16 мар. 2012 г.

Чужой


Не способен приспособиться,
К обстоятельствам любым.
У других обычно водится –
Если нужно, то любим.
Потому везде отметины,
Как на лобовом стекле.
Все вокруг наэтикетины,
Я ж – граффити на стене.
То есть, разом намалёвано,
Непонраву, то закрась.
Поведение расковано,
Пусть ни слова матерясь.
Не способен приспособиться,
К обстоятельствам любым.
Так один на сотню рОдится
И становится чужим.

Мечты женщины


Мечтанья женщины мужчинам не понять,
Как не понять их логику глубокую:
Ногою узкою желают обладать,
Но жить предпочитают на широкую.

Они мечтают, что бы муж любил,
Дом — «полна чаша» — чья это мечта?
Чтоб вечно рядом их любимый был,
Но как он заработает тогда?

Хотят одновременно и всего,
Хоть «это» с «тем» нельзя объединять….
Да, не понять мужчинам ничего,
Что трудно даже женщинам понять.

Перспектива


Я вижу перспективу – отсутствие её,
Похоже, как в расстрельном коридоре,
Где остается всё с тобой твоё,
Чтоб ни писали в смертном приговоре.
На выход, и конечно без вещей,
Там не нужны ни робы, ни наряды, –
«Ну что ты там замешкался, скорей», –
Торопятся расстрельные бригады.
И о пощаде нечего молить –
Им всё рано, такая вот работа.
Вопросы не стоят, мол: Быть? Не быть?
На «Быть», давно исчерпана вся квота.
Я вижу перспективу – отсутствие её,
Похоже, как в расстрельном коридоре,
Где остается всё с тобой твоё,
А значить, не такое уж и горе.

15 мар. 2012 г.

Пусть рвётся всё ...


Пусть рвётся всё – душа и струны,
Былые связи и мосты.
Мне благосклонность от фортуны,
Поможет обойти посты…

Уйду я, скрывшись там в дали,
Живым сдаваться не приемлю. 
Пусть достают из-под земли,
Чтобы отправить тут же в землю,

Тем самым пополняя мной,
(Благодаря чему пируем),
Тот пласт земли, где перегной,
Который все мы не минуем…

Но я вернусь с порывом ветра,
Как то, чего не может быть....
Копать не глубже полуметра,
Когда возьмётесь хоронить.

14 мар. 2012 г.

Горели сёла по России


написано в жаркое лето 2010 года, когда вся Сибирь и центральная Россия горели

Горели сёла по России,
Как пересохшие стога –
И погорельцы голосили,
У чёрных труб от очага.

Природа-мать, порой жестока,
Но нам к тому не привыкать
Мы сами – взгляд лишь с поволокой,
Но очень любим бунтовать

Ведём себя, как погорельцы –
Которым нечего терять …
И только бабы, да умельцы
Россию могут прославлять.

А потому – гори, Россия!
Пусть пеплом кроются поля!
Разбудит твой народ стихия,
За безразличие коря.

Весь смех, перекроив на стоны,
И пепелищами бродя,
Мы, позабросив все иконы,
Молиться будем – на тебя.


Это слегка подправленный вариант, ранее опубликованного здесь 

Сдаться или казнить


К жизни стал я непригоден
Словно съевши белену.
Да, физически свободен,
Но душой давно в плену.
Сам стараюсь отучиться,
Вас стараюсь отучить.
Для любви одно годится,
Сдаться ей или казнить.

Не захотели


За ошибки прошлого браня,
Вы любви моей глушили трели.
Видел я, не поняли меня,
Может быть, понять и не хотели.

Ураганом несся разговор,
Дятлами слова стучали в темя.
Не бывает пережитых ссор,
Есть, что затаились лишь не время.

Для потерь

Для потерь по жизни закалённый,
Но утрата щиплет, как порез.
Остаюсь навечно приземленный,
Под шатром не данных мне небес.

Позабыв, что я рожден бескрылым,
Безнадёжно горлицу любил.
Господу не показался рылом,
И не дал влюблённому мне крыл.

Вот стою потерянно-тверёзый
И ползёт предательски слеза.
Не осталось ни коня, ни воза,
Горлица взлетает в небеса.

В памяти иголки, да булавки,
Всё воспоминания о ней.
В парке я один сижу на лавке
И кормлю с ладони голубей.