29 февр. 2012 г.

Сизиф


Предисловие: Альбе́р Камю́ — французский писатель и философ, представитель экзистенциализма, получил нарицательное имя при жизни «Совесть Запада». В «Мифе о Сизифе» Камю пишет, что для понимания причин, заставляющих человека совершать бессмысленную работу, нужно представить спускающегося с горы Сизифа счастливым. Собственно эта посылка и послужила толчком для написания данного произведения.

Пусть на любовь и не было запрета,
Я от вниманья женского отвык.
И вот люблю я женщин без ответа,
Что глянет, так вторая Лиля Брик.

Как описать обычными словами,
Те чувства, что в себе я хороню.
Вы не со мной, но я всё время с вами
Счастливый будто тот Сизиф Камю.

Утро


Утро. Всполохи света
Режут чёрный покров.
Песня ночи допета,
До аккордов – басов.

Появляются тени –
Их рождает лишь свет.
Повтореньем движений
Дня рисуют портрет.


На закате растают,
Как круги на воде –
Тени не обитают
Никогда в темноте.

28 февр. 2012 г.

Глазунья


А я сегодня пьян – и заслужил,
Уйти в мир алкогольного безумья.
И думать, как же без тебя я жил,
Пусть был желанен многим, как глазунья.

Но чувство разбудили ты во мне,
Что до сих пор зерном во мне молчало.
Почувствовал – стал нужным на земле,
А значит можно начинать сначала.

Любить – теперь надеюсь навсегда
И будь тобою съеден, как глазунья…
Судьба несёт в другие города,
Моя судьба всегда такая врунья.

27 февр. 2012 г.

Себе я повторяю


Себе я повторяю вновь и вновь:
Смешно бояться то, что неизбежно,
Беспомощна пред смертью и надежда,
Да что надежда, даже и любовь….
Себя к достойной встрече приготовь.

Себе я повторяю: Додержи,
Живи достойно и умри достойно,
Пусть сердце бьется в страхе перебойно,
Но страха никому не покажи…
Такое не приравнено ко лжи.

Себе я повторяю….. 

Скандалы

Прослушав репортаж скандала –
Транслируют соседи поутру.
Припомнив в прошлом их немало,
Боюсь, что средь скандалов и умру.

25 февр. 2012 г.

Пустые слова


Напрасно потеряно время –
Мы вместе, как двое глухих.
Слова, как подгнившее семя
И всходов от них никаких.

Течет разговор бестолково –
Без точек и без запятых.
В нем нет настоящего слова,
Что ценится в сотни пустых.

24 февр. 2012 г.

Недовольство


Не разобрав, в чём дело – Ах,
кипит наш возмущенный разум.
И судим о чужих делах,
О них всё зная по рассказам.

Когда начнут о нас судить,
поговорив со злым соседом.
Начнем тотчас же слёзы лить
и называть всё это бредом.

Темнота


Всё закрыто для всех –
Двери в душу, окно.
Мир мой вам для утех
Не отдам всё равно.
Пусть среди темноты,
Мои чувства живут….
Но души наготы,
Взгляды не полоснут.

22 февр. 2012 г.

Полоска земли


Горело, что может и что не могло,
Но в жизни такое бывает.
Как много же их в тех полях полегло,
Наверно никто не узнает.

В атаку ходил каждый раз или два,
Кто в третий — тому повезло.
Три раза осталась цела голова,
А значит без прибыли зло.

На вражьи окопы и с криком «ура»
Бежали, пригнувшись к траве,
И то, что отдали врагу мы вчера,
Обратно вернём на заре.

Немного же нам предстояло пройти —
Полоску земли, разве труд?
У нас на войне ту полоску земли
Обычно нейтральной зовут.

Назад отступить, то нарушить приказ,
За это билет в небеса.
И стала могилой для многих из нас
Нейтральная та полоса.

И мы отходили полями, что в хлам,
От нами не взятых высот.
Пойдем же в атаку по тем же следам,
Чуть только забрезжит восход.

До них доберемся в надрывном броске
И сможем увидеть их лица – 
Дрожащую жилку на левом виске
И горло, что пальцев боится.

Ведь мы в рукопашной бывали ни раз,
В ней друга нет лучше, чем штык.
Словами цедя из нечитанных фраз,
Бьёшь в горло, под самый кадык.

Не жаждали крови, но сами пришли
Топтать нам родные поля.
Как видно, хотелось им нашей земли,
Что ж примет их наша земля.
***
Проходят года, и пойди, разбери,
Так чьи же там кости белеют?
На тонкой полоске нейтральной земли
Не пашут с тех пор и не сеют.

Здесь ветер нарочно, как пуля свистит,
Играя в войну бесконечно.
И памятник ржавчиной – словно кровит,
Как просит, чтоб помнили вечно.

Горело, что может и что не могло.
Не веришь? А здесь так бывало.
Не всем им тогда к сожаленью везло,
Везенья на всех не хватало.

21 февр. 2012 г.

21 февраля 2000 года



Тридцать три Человека
В Харсенойе легли
Коль душой не калека –
Брось им горстку земли
Страшно, что погибали
На родимой земле
Эти люди из стали
В три по семь в феврале
После этого «мелко»
В жизни вижу себя
Упирается стрелка
В двойку и, три нуля
А они ведь мечтали
Как и мы – видя сны
Про бескрайние дали –
В ожидании весны
Юбилей не считают,
Хоть прошло десять лет
Праздник не отмечают –
Ведь его то и нет
Юбилей для рождения,
А для них меньше слов –
День для по,миновения,
День для колоколов
Тридцать три Человека
В Харсенойе легли
Коль душой не калека –
Брось им горстку земли

(На фото - перед выходом на задание. Через 10 дней их снимали с высоты грузом 200 то есть трупами)

Уход времени


Всё пути идут у нас в пригорки –
Еле-еле набираем ход.
По дорогам стаей рыщут волки
И уже собрались у ворот.

Если сборы наши будут долги,
Время потихоньку утечёт.
И увидим, как по нашей Волге
Не российский ходит теплоход.

20 февр. 2012 г.

Прохожий


Мне хочется уехать далеко,
Туда где обо мне никто не знает
И в разговорах имя не мелькает,
Где просто прогуляться хоть в трико.

Там будут мне не выкать, а на ты,
А прошлое, ну разве что приснится,
Не встретятся (в упор) знакомых лица,
Что лезут в душу, так от скукоты.

Там будет мне спокойно и легко.
И буду я неузнанным прохожим,
По косточкам молвою не разложен…
Мне хочется уехать далеко.



(начало читай выше)

14 февр. 2012 г.

Перепуталось

Перепуталось – волки собаками,
Заскулили, поджав хвосты.
Примирением, а не драками,
Выясняется прав ли ты.
Всё гуманнее и прыщавее
И прямее жизни черта.
Вкус остался, пожалуй, в щавеле,
Только в радуге красота..

Мужская доля

Да, тяжела мужская доля,
И от любви нам нет покоя.
Ведь дамам претит наша воля,
Стараются пленить.
И их ничуть не беспокоит,
Что мы никто, коль не на воле,
Что без свободы нам не стоит
На этом свете жить.

Вот было б так, что нас поймали
В вечерний час.
Одна лишь ночь, и отпускали
Под утро нас.

13 февр. 2012 г.

Таю


это завершающее цикл "Диалоги" произведение

За всё, что было, не было прости же,
Как были мы, так будем далеки.
Не беспокойтесь, я не стану ближе,
Чем расстояние протянутой руки.

И буду потихоньку отдаляться,
Всё дальше, дальше, дальше каждый день…
Я повторюсь: Не стоит вам бояться,
Смотрите, таю, таю, таю словно тень.

12 февр. 2012 г.

Плевки


И плевками мы горды ответными –
Попаданье – бурные овации.
Глупо мерить душу дециметрами,
Да по макияжу силу грации.

Мудрость


Молодым не замечаешь сети –
Женщиной расставленных тебе.
А когда пожил на белом свете
Видишь, видишь, как плетутся сети,
Ячеёю режут по судьбе.

Толк от мудрости такой довольно мал,
Просто раньше понимаешь, что пропал.

Счёт любви


Любовь не облагается налогом,
Поскольку и доход не принесёт.
Уйдёт везунчик с нулевым итогом
Но чаще отрицателен в ней счёт.
Что странно все же это понимаем,
Но делаем совсем наоборот –
Попыток полюбить не оставляем,
Надеясь, в этот раз нам повезёт.

11 февр. 2012 г.

Будущее


И где-то там за горизонтом,
Жизнь копит будущего жир.
Кто встретится мне там:
Красавица под зонтом
иль конвоир?

Томик стихов


Быстро зарастут памяти просеки,
Вряд ли вспомнит кто через пару зим,
Но на полке «С» – в углу библиотеки,
Мой том стихов останется, храним.

Стоять он будет долгими годами,
В себе храня записки дней моих.
Нетроганный читателей руками,
Среди томов от мертвых и живых.

Мне повезет – филолог-изыскатель,
Так просто между полками идя,
Возьмёт его и станет – мой читатель,
Страницы с нервной дрожью теребя.


черновой набросок здесь

Смысл


Ёмко и колко (словно иголка)
Ты говоришь, защищая себя.
Много ли толку, если задолго
Всё решено… и стараешься зря.
С видом бараньим, ходишь у грани,
Что-то себе в оправданье бубнишь.
Смысла метаний в стае пираний
Не понимают  ….
Но ты объяснишь.

Беззвучие


Над звуками судьбою я возвышен
И в непогоду под зонтом бредя  –
Мной грохот грома будет не услышан,
Но чувствую мелодию дождя.

А вы живете вечно в шуме белом
И в трескотне люминесцентных ламп.
Я ощущаю звуки только телом –
Из них мне каждый словно бриллиант.

Не слышно мне того, что шепчут в спину,
За это и ценю я тишину.
Я знаю, как достигнуть чувств вершину,
Как опуститься в звука глубину.

8 февр. 2012 г.

Не вынесший любви


Безумная любовь подобна рабству
И чувства давят словно кандалы.
И ты спешишь к ближайшему аббатству,
Чтоб скрыться поскорей от кабалы
Любви. Там променять её на бога,
Признания молитвой заменить…
Но те молитвы слышатся убого - 
Без чувств в них произносится «любить».

Имярек


Плевать в лицо своей отчизне
Способен только идиот.
Таких – в расход при коммунизме,
Когда не коммунизм – почёт.
Какая разница? – всё то же:
И чернозем, и русла рек …
Плюётся, рожицу кукожа
Теперь свободный человек!
И той свободою кичится
Пустой, по сути, имярек.
В душе отечества боится…
Того, где чернозём и снег.

(экспромт написанный на конкурс, подходящего по теме произведения у меня не было)

6 февр. 2012 г.

Палата


Ты в больничной палате 
Есть еда и ночлег.
Мысль приходит некстати:
Не уйти ли в побег?
За стеною раздолье –
Здесь рублём в портмоне,
Но измотанный болью,
Там уже не в цене.
Выход плотно задраен,
Как подлодки отсек.
Нетерпеньем сгораем
Зря следишь из-под век...
Не отпустит палата,  
Успокойся «стратег» –
Люди в белых халатах
Твой додумают век.

5 февр. 2012 г.

Ночной Саратов



Этот город ночной под окном распростерся вселенной,
Как жгутами галактик на куски режут тьму фонари.
И над морем огней запыленной тарелкой настенной
Лунный диск терпеливо ожидает прихода зари.

Ну, а городу что, он открыт для коктейля фантазий,
Всё возможно, и глупо задаваться вопросом: Зачем?
Ночь прикроет собой мимолётные встречи и связи,
От которых под утро никому недостанет проблем.

Дом. Десятый этаж. Там внизу распростершийся город,
Что игриво мигает, не жалея огня фонарей.
Он давно постарел, но ночами по-прежнему молод,
Светофором моргнул мне – мол, и ты о годах не жалей.

Норма


А ты как жил, так и старайся жить.
Меняться, напрочь глупая затея.
Но ты стараешься себя кроить,
Чтоб великана сделать из пигмея.
Сложил сначала эдак, после так –
Не удалось своей превысить нормы.
В том, что ты есть, тут главное костяк,
Всё остальное измененье формы.

первоначальный вариант здесь

3 февр. 2012 г.

Советчики


И казалось, мы их не просили,
но советов немереный счёт.
Каждый знает, что лучше России,
кроме тех, кто в России живёт.

2 февр. 2012 г.

Переделывать себя поздно


Переделывать себя поздно,
Да не хочется совсем это.
И таким живётся мне сносно,
Я пока не помещён в гетто.
И шагать могу – куда надо
И ночами не жалеть света.
И душа моя поёт – рада,
Что пока не помещён в гетто.