29 окт. 2015 г.

Арабеск


Знаю, есть усталость у металла,
И у человека может быть.
Тяги к жизни у меня не стало,
Просто на излом устал я жить.

Словно балка мягко прогибаюсь,
И гася мне непосильный груз.
Понимаю, это только маюсь,
Чуть сильней и я переломлюсь.

Рухну вниз и только вспеню воду,
Тут же и затянет это всплеск.
Жизнь не полнится, стремясь к исходу….
Удержать не смог я арабеск.

Арабеск – одна из основных поз классического танца, при которой равновесие сохраняется на одной ноге, а другая (выпрямленная) поднята и отведена назад.

Фигня


Мною многое вершилось,
За спиною куча дел.
Что хотел, не получилось,
Иль не очень я хотел.
Зачастую был неточен,
Занимался я не тем.
И сложилась жизнь не очень,
А порой фигня совсем.

28 окт. 2015 г.

Старание


Если ради денег труд,
То не жить, а маяться.
Деньги счастья не дают,
Но они стараются.

За поворотом


За поворотом смерти жизнь не видно.
Даётся в первый и в последний раз,
Вот потому мне так, мне так обидно,
Слагать приходится из глупых фраз.
А умное скажу, то недопонят,
Порою даже становлюсь врагом.
Вот так вот не поняв, и похоронят.
За смертью же молчание кругом.
Там Петр святой мне рожицу скорежит.
Мол, ты куда? Твоя дорога в ад
И он решить вопрос со мной не может,
А потому я должен сдать назад.
Через версту принять чуть-чуть левее,
И вот она моя дорога в ад,
Не встретишь там попутчиком еврея,
Но вижу, что отец мой здесь и брат.
Ну, слава Богу, встретились родные,
А вот в раю бы не было родных.
Не жили, как цветочки полевые,
Плевали на придуманных святых.
А черти что, мы будем их по круче,
Варила, да и варит голова.
Как в девяностых матерно хрипуче,
Прикрикнем «Как сыры у вас дрова».
Нас не жалея, дайте жар покрепче,
Так чтоб лопаты тлела рукоять.
Мы здесь потерпим, чтобы там полегче,
Родным всем нашим было доживать.

Кошмары


Я сам не помнящий добра –
Того что сделал.
Мог спать спокойно до утра,
Душой и телом.
Но только, только задремлю,
Во сне кошмары.
Мой сон ломают на корню,
Шпана и шмары.
Всё теребят, ты вспоминай,
И бьют об стену.
Полученное отдавай…
И шепчут цену.
Взял чуть – покоя не видать
И сон включая.
Нет, лучше только отдавать,
Не получая.

Чердак


Вон сколько там – на чердаках
И тайны и историй.
Завалы книг – забытых прах,
Заброшенных теорий.
Что можно в космос полететь,
Снарядами из пушек.
Что можно и разбогатеть,
Поубивав старушек.
А можно стать и королём,
Поцеловав лягушку.
Затем веками жить вдвоём,
Забрав Земли осьмушку.
Враги за тридевять земель,
И за семью морями.
И даже тот, трёхглавый зверь.
Он скованный цепями.
Никак не разместить в умах,
Суть книжек, что нашли мы.
Всё то, что есть на чердаках,
Осталось в прошлом пыли.

27 окт. 2015 г.

Чёткость


Чтоб цели жизни выглядели чётко,
Из рассуждений вымети весь хлам.
Поможет в том текила или водка,
Или они же с пивом пополам.
Не зря же те, кто пьяные правдивы,
У них слетает правда с языка.
Тут не помогут Вам аперитивы,
Что чёткость повышают, но слегка.
Вопрос серьёзный и решать серьёзно,
Коньяк, текила, водка, пиво к ним.
Спеши мой друг, быть может, стать и поздно,
Глянь столько непонятного вокруг.

Как все я


Как все я – смесь достоинств и порока,
Но нет в той одинаковости прока.
И наблюдаю лет уж пятьдесят –
Как все я, но пред всеми виноват!

26 окт. 2015 г.

Тиран


Любимая – опять меж нами ссора.
Наговорили, нарубив с плеча.
В тебе проснулась рьяность прокурора,
А с ней невозмутимость палача.
Я знаю, что всё время виноватый,
У женщин нет понятия вины.
Вы видите себя как демократы.
Тираны – это взгляд со стороны.
Но я люблю, люблю тебя безмерно,
Тебе приятно жить, меня казня.
И не скажу я точно, но наверно,
Согласен, чтоб судила ты меня.

Берёзы плачут


Берёзы плачут по весне,
Берёзы плачут.
Я вместе с ними в том числе
И слёз не прячу.
Слезами мы встречаем май,
И День победы.
Весна давай же… дожимай,
Как наши деды.

Дети Донбасса


Лишь засну, снится взрыв мне, от боеприпаса,
В свете взрыва один силуэт.
Я хочу вас спросить: Снятся дети Донбасса?
Так ответьте вы: Да или Нет?
Может мой психотип, так неправильно скроен,
Может я, сумасшедший совсем.
Почему за далёкий Донбасс беспокоен,
Незнаком на Донбассе ни с кем.
Так по мне – не бывают чужими страданья,
Потому – за любого радей.
Да у Русских своё, есть своё мирозданье,
Там чужих не бывает детей.
И желанья мои, непростительно малы,
Но мечтаю до мозга костей,
Я всего одного, чтоб загнали в подвалы,
Кто загнали в подвалы детей.

Будь спокоен и твёрд


Будь спокоен и твёрд,
Как просроченный пряник.
Следуй строго вперед,
Ты же Бога избранник.
В окруженьем твоём
Нет сильнее морально.
Только вот под дождём,
Ты размокнешь банально.

Черчилль и коньяк


Уинстон Черчилль очень любил армянский коньяк и ежедневно выпивал бутылку 50-градусного коньяка «Двин». Однажды премьер обнаружил, что «Двин» утратил былой вкус. Он высказал своё недовольство Сталину. Оказалось, что мастер Маргар Седракян, который занимался купажом «Двина», сослан в Сибирь. Его вернули, восстановили в партии. Черчилль стал снова получать любимый коньяк, а Седракяну впоследствии присвоили звание Героя Социалистического Труда.

Присядь же дорогая к изголовью,
Храни, храни мой беспокойный сон.
Люблю тебя, но странною любовью,
Как будто целый век в тебя влюблён.

Я знаю тебя меньше пятилетки,
Но видно ты по памяти прошла.
Есть случаи такие, только редки,
И в целом это странные дела.

Мне Родина сегодня, как чужбина,
И здесь, таких как я, зовут варяг.
Люби меня, люби меня, как сына,
И пей меня, как Черчилль пил коньяк.

Одноразовая жизнь


Смерть – она как жизнь лишь одноразова.
Умирать, как жить – обычный труд.
Схороните вы меня в Рассказово,
Там глядишь, могилу уберут.
Будет под березкою неброской,
Холмик что венчает жизни путь.
Схороните в области, в Тамбовской,
Там, пожалуй, вспомнит кто-нибудь.

21 окт. 2015 г.

Нас мамы мучаясь, рожали


Нас мамы мучаясь, рожали,
Кормили, чтоб ребёнок рос.
В пятнадцать пьём за гаражами
И тянем дым из папирос.

Прошла безбашенная юность,
Мы в барах начинаем пить.
Там где-то в прошлом та безумность,
Когда цель жизни – натворить.

А в сорок мы уже солидны,
Теперь по рангу ресторан.
Тела скорее грушевидны,
А жизнь теперь скорее план.

Осуществлять который поздно,
Но мамы ждут, желанный час.
Когда начнём срывать мы звёзды,
И для того рожали нас.

20 окт. 2015 г.

Покайся….


переработанный вариант стиха «Покайся – это путь для воскрешения» (кому интересно, ищите на блоге). В данном варианте о воскрешении речь не идёт.

Во всём ты перед всеми виноват,
Покайся… и останешься виновным –
За труп, что обнаружили бескровным,
В Москве, на переходе, где Арбат.

И пусть ты не был никогда в Москве,
Родился позже Понтия Пилата –
Узнаешь ты, что за Христа расплата
Досталась вся – до донышка, тебе.

В ответе ты: за преданных, казненных
И с мясом отрывающийся скотч;
За не рождённых кем-то – сына, дочь;
За слёзы всех процессий похоронных.

За всё за всё пред всеми виноват
И каяться, совсем не видно смыла,
Весы суда, они как коромысло,
Созвездием, качающимся над ….

Аквариум


Я, как Господь – смотрю на рыбок, что плавают в стеклянном шаре.
Их мир, так беззащитен, зыбок. Господь же может, если он в угаре –
Всё разнести.
Но понимаю, что не смогу – сам мир построил в этом шаре.
Теперь перед этим миром я в долгу, а рыбки для меня бояре.
Я раб почти.

14 окт. 2015 г.

Чёрное и красное


Вот такая дребедень,
Был же труд напрасным.
Что копил на чёрный день
Пропивал по красным.

10 окт. 2015 г.

Улыбайся


Ты живи и радуйся, не майся,
Что бы на пути ни намело.
Улыбайся просто улыбайся,
Искренне, а может быть назло.

Крутой нрав

Настолько крут у наших женщин нрав,
Что зря кипит твой разум возмущенный.
Мужчина, доказавший, что он прав,
Приобретает статус – разведенный.

8 окт. 2015 г.

Звезда


Я прошу, присядь же к изголовью,
Проведи рукой по голове.
Боль сними, сними с меня любовью,
Успокой, что колется во мне.
И давно не рад я этой жизни,
Жду в потустороннее билет.
Верен был тебе, да и Отчизне,
А других любви достойных нет.
Помоги мне выспаться за годы,
Правильнее может за года.
Ежегодно изменяют моды,
Ты же не измена. Навсегда,
Я с тобой. Надеюсь, ты со мною,
Словно путеводная звезда.
Оставайся ты моей звездою,
Будь моей звездою навсегда.

7 окт. 2015 г.

Минус сорок


Совсем не горе нам грозящий ворог –
Очередной поставим обелиск.
Но горе нам, коль будет минус сорок –
Бутылка водки разлетелась вдрызг.

Правило жизни


У жизни правила просты,
И есть одно, что стоит тыщу –
Уж если сожжены мосты,
Не возвращайся к пепелищу.

Печально


Печально так осеннею порою,
Все раны мои прежние болят.
И потому я беспрестанно ною.
Собой, напоминая дошколят.
И в памяти всплывают неудачи,
Но вспомнить не могу своих побед.
На то и осень, ну а как иначе.
Листвою мёртвой заметает след.

Не ссы!



Древняя китайская мудрость гласит: "Не ссы! ", что означает: "Будь безмятежен, словно цветок лотоса у подножия храма истины".

А казалось – покой недалече
И всё сложится, как кто хотел.
Только давит, что лямки на плечи,
Непродуманность слова и дел.

Что ни день – за преградой преграда,
Так в борьбе до конца куковать.
И живём мы, не зная как надо…
Не стараясь-то, в общем узнать.

Что легенды и умные книги,
Мы с усами, пусть бреем усы.
Нам знакомы все ракурсы фиги,
Всё бормочем: «Прорвёмся, не ссы!»

6 окт. 2015 г.

Тонкий лёд


Сумрачно всё так и жутко.
Холод. Январь и река.
Лёд – он же, как проститутка,
Сдаст он меня дурака.
В небо поднимется берег,
Холод наляжет на грудь.
Волга ли это иль Терек,
Всё – ты про жизнь позабудь.
Жизнь завершится не эдак,
Жизнь завершится не так.
Вид дураков, как я, редок,
Очень я редкий дурак.
Лёд же был тонок – я знаю.
Видел же – было темно.
Волгу ли Терек хлебаю –
Это теперь всё равно.

Обидно


Забыв свое старообрядство
Не нахожу я нужных слов
И думаю, какое блядство,
Глядя на скачущих хохлов –
Вот прорвалось же к власти быдло,
Ни рожи, кожи, ни вождя.
Мне за украинцев обидно,
Которых гнобят не щадя.
Прекрасный Киев и Одесса,
Уже не стоят ни гроша,
Они отдались в лапы беса,
А Бес известен эСШэА.
Бараны думают – свобода,
И для себя и для сынов.
Однако не пройдёт и года,
Поймут – остались без штанов.

Супонь


Не придумывай дела,
Ты не делай, что не по душе.
Пусть кричать оголтело,
Не сорвёшься ты на вираже.

Я живу, как умею
И пишу свой корявенький стих.
Чем могу, тем и грею
В занемевших ладонях своих.

А вот ты-то кто есть то?
Например, что на шее супонь.
Ты глядишь в перекрестье?
Иль из тех, кто поставил ладонь?

Осень и штаны


А осень подкралась лисою.
Да где там с начёсом штаны?
Там спорит чуть солнце с грозою,
И дни холодней и темны.

Луч солнца – худой, как дистрофик
И листья летят по двору.
Мне честно становится пофиг,
Что завтра возможно умру.

Как осенью, так все мы больны,
Пешком ли ты или в Пежо.
Найдены, найдены мной штаны…
И всё-таки жить хорошо.

Глас с неба


Написано по заказу читателя Sergio – он просил чего-нибудь оптимистического.

И не обещали, что легко,
Будет мне на жизненном пути.
Я прошёл бы очень далеко,
Я бы смог бы многое найти.

Путь проходит только под дождём,
И не обдувает ветерок.
Из-за тучи мне: «Да плюнь Санёк.
Ты иди и будет всё путём».