26 мая 2015 г.

Холод


Вышел на работу, к сожалению обстоятельства складываются так, что писать практически некогда, пришел с работы поел и спать. Так что писать буду временно очень редко. Кому интересно. копайтесь в архиве блога, все таки как никак там почти 1500 произведений.

Заметелило домик по окна,
Я сижу словно загнанный зверь.
Всё связали позёмки волокна,
Тут захочешь не выйдешь за дверь.

Вроде топишь, а все бесполезно,
Сам себя только греет огонь.
И на теле, как кожа облезла,
Растекается боль, где не тронь.

А снежинки крупой рафинада
Налипают на плоскость стекла.
Все боятся горящего ада,
Мне ж его не хватает тепла.

И не знаю, весною согреюсь?
Может холод теперь навсегда.
Потому и на ад я надеюсь,
Не бывают же там холода.

Если женщина любит поэта


Говорят, есть такая примета,
Говорит и история так,
Если женщина любит поэта,
То себе эта женщина враг.
То я знаю и, в общем, не спорю,
Сам свидетель, поскольку поэт.
Как же можно довериться морю,
Корабля у тебя если нет.
В море том, только шторы и бури,
Выжить судну, отнюдь не дано.
Не дай Бог вот, какой ни будь дуре,
Нас любить, если завтра на дно.

Полезность двойственности


В двойственности много интересного,
Так удобна, как диван-кровать.
Создают репутацию честного,
Чтобы было легче воровать.

Неотропики (лекарства улучшающие память)


Утром, матерясь многоэтажно,
Всё ищу неотропика дозу.
И давно я понял, что не важно,
Где хранить таблетки от склероза.

25 мая 2015 г.

Я зол


Сегодня я несдержан, груб,
Несу неправедные речи.
Когда бы мог меня бы труп
Боялся, что я искалечу….
Опять куда-то понесло,
Всё как у пьяного – наружу.
Вбить в землю хочется мне зло
Иль затянуть ещё потуже,
Петлю на горле у него –

Добро должно же постараться,
Даже стал себя бояться,
Ведь не святой как все я братцы,
Не сойти, чтоб за паяца,
Убить любое должен зло….
Я зол
и мне не повезло.

Раздел


Но прочему-то, в самом деле
В России вот такой раздел
По жизни те, кто отсидели,
Мудрее тех, кто не сидел.

Голубка


Моя голубушка, голубка
Опять мы с тобой молчим.
С того мне ночами жутко,
Лишь кажется без причин.
Мне б в ухо твоё сопение,
И места кошмарам нет.
Ругались, но тем не менее,
Ломали запруды бед.
И встречи, пускай короткие,
Давали нам стимул жить,
А тут пересохло в глотке,
И смысла нет, воду пить.
Молчат твои губы алые?
Даже меня, не браня…
Слова мои запоздалые –
Будь счастлива без меня.

Туман


Какая тишь и антураж
И ни скандалов, ни делёжек.
Туман такой – на булку мажь
Иль уходи в него как ёжик.
Ты в мире (кажется) один
И нет людей и нет растений,
Всему ты миру господин,
Спокоен бывший неврастеник.
Страшит немного ветерок,
Он даль всё больше раздвигает
И тает, тает твой мирок
Да и покой тихонько тает.
И снова в круг тебя галдёж,
Да шум в час пик от автобана.
И ты щетинишься, как ёж
И снова ждёшь приход тумана.

Расея


Завод напротив – «Мечел»,
Дымит, хоть в гроб ложись
И мне заняться нечем,
Гадаю я на жизнь.

Похоже не в себе я –
Гадаю на крови.
Расеюшка, Расея,
Ты главное живи.

Кровь стекает в ванную
И кружится в воде.
Расея первозданная,
Ну, где же ты, ну где?!

Льдина


Казалось было – всё едино,
И то продлится на века.
Но друг растаяло, как льдина
Или как в небе облака.
И нет теперь эСэСЭсРа,
И нет страны моей родной,
Иная наступила эра,
Что не назвал бы я весной.

Что может человечек малый,
Когда вокруг раскол, разброд.
Ну, разве грезить лишь Державой,
Когда вокруг, наоборот.
Так и живу под прессом сплина.
Надежда на одно пока,
Что снова станет глыбой льдина
И соберутся облака.

Плетень


По деревням теперь плетень не встретишь,
Витая сталь, а где литой чугун,
Из русского осталось разве Китеж,
Матрешки и другой шурум-бурум.

Весь мир подводят к общему итогу.
Где Родина одна лишь из химер.
Наверно это всё угодно Богу,
К чему клубок обычаев и вер.

И русского всё больше убывает,
А заменяют жвачки пузыри.
И дым Отечества перебивает,
Жирнющий запах от картошки фри.

А в Китеже постройки всё ветшают
И нет синиц, чтоб покормить с руки.
Но, слава Богу, бабы всё рожают
И на рыбалку ездят мужики.

Не вру


Досыта не только наедаются,
Досыта и плачется порой.
Только, то и то всегда карается,
Неподъёмной тяжести плитой.

Пусть и зная это – плачу, плачу,
Странно это всё для мужика.
Я сегодня не могу иначе,
Чувствую, что я скажу – пока.
Всем кого любил и кто любили,
А по сути, скажем, просто всем.
Скальпели хирурги заточили,
Толщиною может быть в ангстрем.
Тонкость не гарантия победы,
Не бывает сотнею прогноз.
Подтвердят, закончившие меды,
Можно умереть от капель в нос.
Не червивой выпадет мне долька.
И ложась под ножик поутру,
Я скажу, на всякий случай, только –
Всех любил и в этом я не вру.

Звёзды


Мы всё пакуем сухпайки,
И с ними в Реввоенсовет.
Не зря так звёзды далеки,
Что к нам доходит только свет.

На разрушение – легки,
И тем похожи на больных.
Не зря так звёзды далеки,
Боятся, что погасим их.

Пока мы сводимся в полки,
Пока ровняем города.
Так будут звёзды далеки –
Что не добраться никогда.

Жаль творца


И как тут не крепись, но скорчишь ты гримасу,
Когда увидишь ты такой вот поворот.
Как сплавили людей в сплошную биомассу,
Назвали это всё «Свидомый патриот».
А масса – это слизь, что лепится к подошвам,
И в ней не разглядишь отдельного лица.
Когда-то был народ, теперь остался в прошлом,
Мне жаль отнюдь не их, мне жаль, мне жаль Творца.

Ответы


Чтобы ты ни спросил, никогда не дождешься ответа.
Эта жизнь так сложна, ни ответят, ни мать, ни отец.
Даже если дожил, дотянул ты до возраста лета,
Не надейся, что будут ответы тебе, наконец.
И как прежде не будет ответов, а только вопросы,
Только кроме твоих жизнь добавит вопросы детей.
И ночами ты будешь, всё также смолить папиросы.
Понимая, чем дальше становишься больше глупей.
А как раз пониманье того – называется мудрость,
Что чем ближе к ответу, тем будет не ясней ответ.
Специально придумано так – жизнь дана нам как трудность,
А когда есть ответы на всё, то и жизни то нет.

Пуст


Как же тяжело с людьми работать. Хочу быть архивариусом.

Пуст, как стакан – тот, что выпит до дна,
Сил, только капля там сиротеет.
В полночь уляжешься, но не до сна,
А задремал – восток заалеет.
В спешке побрился, и снова готов,
До исступленья рыться в проблемах.
Трудная жизнь у врачей и ментов,
Тоже у судей, в прочих системах –
В тех, где работают люди с людьми,
Ты же для них, как коктейль из вина.
Как ни старайся, себя ни храни…
К вечеру пуст словно выпит до дна.

23 мая 2015 г.

Стихи и Она


Ну что иногда я морально хромаю,
Порой пребываю я навеселе,
Но всё-таки что-то про жизнь понимаю –
И знаю, зачем я живу на земле.
Ночами карябаю строчки в блокноте,
Про кофе, а также любовный коктейль,
И если к утру не сожгу их, прочтёте,
А с первым лучом испариться и хмель.
Я буду жалеть о написанном днями,
О том, что успел дать другим почитать.
Мне жаль одного, что не пишется с Вами,
Что с Вами стихов мне уже не видать.
Вы делите, рвёте меня меж собою,
Хоть места вам хватит обоим во мне,
Но вы почему-то, как масло с водою.
Для вас же обоих живу на земле.
Но в этом отгадка и в этом причина,
Что трезвым бываю лишь день через раз.
Себя, понимаю, веду как скотина,
Никак не решу, кого выбрать из вас.

22 мая 2015 г.

В защиту мужчин (руководство для женщин)


А мужчину любить нужно словно кота,
Баловать и ласкать. И вообще –
Будь ты рада тому, что пришёл сволота,
Он домой пусть и в грязном плаще.

21 мая 2015 г.

Русский


Господь скажи, за что отметил?
Всё сладкое мне режется на треть…
Чуть помолчав, Он мне ответил
 – Родился русским, будь готов терпеть:

Даны тебе падения, спуски
Потому умерь свой аппетит.
Просто осознай, что значит русский –
Это жизнь твою и подсластит.
Так живи страданий набирая.
Будет мне, за что тебя простить,
Сложно что-то говорить о рае,
В ад же не рискнут тебя пустить.

20 мая 2015 г.

Между неприятностями


Мой друг не поддавайся на испуг,
Пока не разлетелось мироздание.
А если неприятности вокруг,
Как принято, ты загадай желание.

19 мая 2015 г.

Не судьба


А мы боролись, но устали
И вот уже нам нечем крыть.
А всем казалось – мы из стали
И из титана может быть.

А мы же люди, мы из плоти
И измотала нас борьба.
Летим мы на автопилоте
И приземлиться не судьба.

Знаешь, молчи

Скрывай результаты дум,
Язык так, то помело.
И демонстрирует ум,
Тот, кому крышу снесло..

18 мая 2015 г.

Время убийца


Утверждают, время лечит,
Если не смертельны, раны
Тут обычно чёт иль нечет,
Результат бывает странным.

Опыт мой противоречит
Утвержденью оппонента.
Да конечно время лечит
Убивая пациента.

Разве это же леченье?
Нет, такого не бывает –
Это просто развлеченье
Если время убивает.

Покрывает раны коркой,
А они гниют под нею.
Это как одеться в норку,
На душе-то не теплее.

Результат леченья клетчат,
Не выводит и кривая.
Вид лишь делает, что лечит
Пациента убивая.

Одна из тайн (статистика жизни)


Фолиант статистик многотомный.
Много тайн раскрыть бы нам помог –
Женский крик: «О Боже! Он огромный!»
Слышит чаще скромный паучок.

16 мая 2015 г.

Акварель


Зачем судьба ты прячешься под маской?
Стыдишься, виновата предо мной?
Холстину жизни масляною краской
Разрисовала, как маляр дрянной.

В кармане прячешь ты мелки пастели
И в разноцветных баночках гуашь,
Мне легкости хотелось акварели.
И тяготит твой творческий кураж.

Мазки наносишь грубые, большие.
Скажи мне, чем твой вызван эпатаж?
Ведёшь себя, как будто мы чужие.
Прошу: достань обычный карандаш.

Отягощён тяжелою палитрой,
Багеты рамы давят, как тиски,
Скребу я холст затупленною бритвой,
Судьбы срезая лишние мазки.

Но хохоча, всё яростней малюешь
И выбираешь краски, потемней.
Тебе то что, ничем ты не рискуешь:
Я ж ошибусь, срезая всё быстрей.

15 мая 2015 г.

Рождество


Стихи высасывают душу,
Плюются строчками в листы.
Я сам себя, как варвар рушу
И сил не трачу на бинты.
На шее крест висит, как дыба,
Пусть я не верящий совсем.
Ношу его, ношу я, ибо,
Есть дорожить мне кое-чем.
Его надела дорогая,
Я посчитал за баловство.
С тех пор пятнадцатого мая,
Я отмечаю Рождество.

13 мая 2015 г.

Возраст сентября


Вот и возраст к сентябрю
Облетают тихо годы.
На балконе я курю
За окном от непогоды
Скрылся, 
мне теперь не в кон,
Бегать под дождём и градом.
В старости таков закон –
Где теплее там и надо
Находиться 
и смотреть
Из окошка на природу.
Думать, как не помереть
Вот в такую непогоду.

11 мая 2015 г.

Каморка





Так неуютно – словно бы вокзал,
Но знаю – в этом ты не виновата.
Как в магазине:
с вешалками зал
и лоджия в коробках.
Жутковато,
Представить,
что приходиться здесь жить,
Что сразу отбивает жить желанье
Ну, разве дом,
где даже гвоздь забить,
Нужны серьёзные согласованья.
И даже в кухне веет не/ уют,
Уютнее, похоже, и в столовой,
А также в заведениях, где пьют
Пусть даже и с обивкою лиловой.
И нравится,
я знаю
у меня,
Тут делаешь, чего душа захочет
И в окна солнце нам в начале дня –
С утра
носы и веки нам щекочет.
Вокзал твой пусть просторней – раза в три
Моей не притязательной каморки.
Но лучше у меня…
ты посмотри,
Здесь даже места меньше для уборки.