30 апр. 2015 г.

Первомай


Писать стихи я начал в классе шестом, это были произведения в основном о любимой.  Кто не любил в этом возрасте! А также стихи патриотической направленности. Текстов ни тех, ни других я уже не помню. Но решил впасть в детство и в преддверии праздника «1 Мая. День солидарности трудящихся», вспомнить детство. Хотя по сути, в этом стихе я не соврал, так и думаю. как написал.

Историю ты, как ни подтирай
Всё это будет лишь трудом напрасным,
Вот больше века красный Первомай
И навсегда останется он красным.

Из Википедии:
Первомай в современном виде возник в середине XIX века в рабочем движении, выдвинувшем в качестве одного из основных требований введение восьмичасового рабочего дня. Вначале с этим требованием выступили рабочие Австралии 21 апреля 1856 года. С тех пор этот праздник в Австралии стал ежегодным. По образцу рабочих Австралии 1 мая 1886 года анархические организации США и Канады устроили ряд митингов и демонстраций. При разгоне такой демонстрации в Чикаго 4 мая погибло шесть демонстрантов. В ходе последовавших на следующий день массовых выступлений протеста против жестоких действий полиции в результате взрыва брошенной неизвестным бомбы было убито восемь полицейских, ранено не менее 50, и в последовавшей перестрелке было ранено минимум четверо рабочих (по некоторым данным, до пятидесяти убитых и раненых, несколько десятков человек получили ранения. По обвинению в организации взрыва восемь рабочих-анархистов (Парсонс, брат известного полковника армии Юга, ошибочно названного Хосе Марти генералом, сам в прошлом солдат армии конфедератов, но порвавший с расистскими предрассудками и женившийся на бывшей рабыне индейско-мексиканского происхождения, Спайс, Энгель, Фишер, Линг, взорвавший себя сигарой с динамитом до казни) были приговорены к повешению, троим из них, когда главный свидетель обвинения признался в том, что оговорил вообще всех осуждённых, впоследствии смерть заменили приговором к 15 годам каторги (Впоследствии было доказано, что свидетель говорил правду, когда признался в оговоре, и обвинение в данном преступлении было ложным, так как, хотя бомбы производили и к вооружённому выступлению готовились, но к боестолкновениям 5 мая и смертям и ранениям в этот день никто из осуждённых никак причастен не был). Именно в память о казнённых по предложению американских рабочих, наметивших свою забастовку на 1 мая 1890 года, Парижский конгресс II Интернационала (июль 1889) объявил 1 мая 1890 Днём солидарности рабочих всего мира и предложил отметить его демонстрациями с требованием 8-часового рабочего дня и другими социальными требованиями. Как и в Австралии, успех демонстраций привёл к тому, что праздник стал ежегодным.

27 апр. 2015 г.

Смерть баламута


Ответов нет ни в Библии, в Коране,
То вверх, то вниз качаются весы.
Оставшееся исчисляю днями,
А вскоре перейду и на часы.
А дальше счёт пойдёт и на минуты,
Вот вот последний сделаю я вздох.
Вот так и умирают баламуты,
Пробормотал он что-то…  и издох.

Неприличный сон


Нас разделило недопонимание,
Друг другу не считали нужным врать.
И знали результат с тобой заранее,
Но было нам на это наплевать.

Упомяну тут кстати иль некстати,
Как ты в меня, настолько же влюблён,
Не вместе мы, однако, в результате –
Мы оба видим неприличный сон.

Направленья


И хочется сказать: пошло всё на…,
Но понимаешь сам пойдёшь ты следом.
Судьба твоя с тобою сплетена,
Как не бывает четвергов по средам.

В единстве этом сокровенный смысл,
Всё что дано – оно твоё навечно.
И если над тобою рок нависл,
Не обойдёшь ни вдоль не поперечно.

Всё решено казалось мать чесна,
Но человек-то – это не растение.
Порою посылаем всё же на….
Своей судьбы меняя направление.

Хана


А я грубил, был не согласен,
Но как стена
Стояла на своём, был ясен
Исход – хана.
Всем отношениям, а впрочем
Да и любви.
А я любил, любил же очень,
Не оторви.
И тем меня, как надломили
И всё… хана…
Ты не ищи в крови промилле,
Душа пьяна.

Не может быть наоборот

мысль конечно не новая, но ничего нового в голову не приходит.

Не может быть наоборот,
По-другому не бывает.
Кто любит своё отдает,
А не твоё отбирает.

Ночные стихи


Пусть выходит порою и криво,
Я поправлю стихи поутру.
По ночам, их на грани надрыва
Всё пишу, словно скоро умру.

Но надрыв тот совсем не нарочит
И не вызван он бденьем ночным.
То стихами душа кровоточит,
Изнывая под сердцем больным.

Жизнь и смерть для меня чёт и нечет,
Словно в гроб мне ложиться в кровать.
И стихи мои, раны не лечат,
А напротив, не дают заживать.

Сменный караул


Но ты же знаешь не друг мне Бог,
В том не упрям я, свернул бы дышло.
Был мир бы добрым, я верить смог,
Но на поверку, увы, не вышло.
Как ни у Бога, ни у меня
И все старанья совсем пустое.
Добро и вера – они фигня,
И несбыточны и наносное.
Люби такого, как есть меня,
Ходи ты в церкви, я не мешаю.
Живём мы, оба, тебя храня
И в карауле всегда сменяя.

Прочти


Отзыв на комментарий, написанный мне  поэтессой Анной Рубиновской:
«На удивление - талантливо и умнО пишете!
А вот читать Ваши комменты - изрядно покоробило.....
В человеке много понамешано... Жаль, что в Вас от нечистого больше, чем от Бога!»
Естественно, в стихе, под «дорогая» имеется ввиду не она.

Сашенька, ну Сашенька терпи.
И терпеть не так уж и осталось,
Жить тебе всего такая малость,
Что легко поместиться в горсти.
О тебе писали – Бог и Дьявол,
Просто вперемежку то и то.
Ты носил же чёрное пальто,
Им обоим подражая в малом.
Потому клянут тебя везде,
Ты всегда ни с теми и не с теми,
Ты же был всё время не в системе,
Ты же был всегда на высоте.
Скоро предстоит тебе упасть,
Вечно те полёты же не длятся,
Сашенька, так нечего бояться.
Даже если смерть разинет пасть.
Дорогая это стих прочти,
Ничего от жизни не осталось,
И под утро от того рыгалось,
Понимал, что мёртв как год почти.

Поздновато

К старости приходит осознание,
Ну, когда мы не деревья, пни.
Женщины – прекрасные создания,
Но весьма опасные они.

Метр

это реинкарнация старого стиха, в новом виде, в прежней редакции есть где-то на блоге.

И на вопрос: Как жить? Тут каждый мэтр,
К другим с советами всё время лезем.
Но самомненье – член размером в метр,
Он так красив, но в целом бесполезен.

Пузыри


Мы снова поругались в пух и в прах,
Вот хорошо не бьёшь в сердцах посуду.
Кричим друг другу: «Я тебя забуду!
Мне не пиши о чувствах и делах».

Казалось всё окончено – решили,
А у любви совсем другое мненье –
Кричите оба хоть до посиненья,
Быть вам вместе – вместе вы грешили.

Неделю ходим словно пузыри,
Но пузырям-то свойственно сдуваться.
Мы взрослые, давно нам не по двадцать,
Но нет, тоскуем оба до зари.

И вот когда терпеть, и силы нет,
Я первым, разговоры начиная.
Пишу: Ты как? Ты как там дорогая?
Жду сутки с нетерпением ответ.

Сидение за счастьем


И с рожденья криво всё катилось,
Аж скрипела у судьбины ось.
Счастья так хотел – не получилось,
Жить без бед – увы, не удалось.
Но зато я крепок, как порода,
Можно об меня точить и нож.
Счастья ждать – да есть такая мода
У людей, сидишь себе и ждёшь.
На меня полсвета ополчилось,
Всё шманают даже до белья.
У меня вот счастья не случилось
И с бедой не разминулся я.
Будет счастье, – да какие годы,
Мне сейчас всего за пятьдесят.
Правда, по отстал уже от моды,
Понял, что за счастьем не сидят.

Я пред Вами


Я пред Вами в неоплатном долгу,
И пред Вам встать готов на колени.
Не единою я буквой не лгу,
И готов целовать даже тени.
Что от Вас вместе с Вами идут,
И дрожат на неровной дороге.
Но не нужен Вам такой баламут,
И стою у любви на пороге.
Так бывает – безответна любовь,
На земле всё придумали боги.
Обращаюсь, ежедневно, к ним вновь,
Но они здесь бессильны в итоге.

25 апр. 2015 г.

Цель


Каждый день весь забит беготнёй,
Подчинёны одной только цели
Чтобы съесть, но тебя, чтоб не съели….
Жизнь сплошное страданье фигнёй.

24 апр. 2015 г.

Одинокий волк


Я отнюдь не белоручка –
Ни с князей, ни с королей.
Жизни вновь сломалась ручка –
Ноша вдвое тяжелей.
Мне раз в раз бы протащить бы,
Только воют, как кричат:
Не дожил ты до женитьбы –
Словно выводок волчат.
Сопляки, а вроде правы,
Я один, один, как перст.
Только степи и дубравы,
Погляди вокруг в окрест.
Крики те, как гладкостволка
И осечки не дают.
Убивают на смерть волка
Очень точно в сердце бьют.

Итог


Голые стены,
Холодна кровать.
Против измены
Мне не устоять.

Вот чувствую вниз
Падёт потолок.
Бегом на карниз,
Если б я смог.

Но к сожаленью
боюсь высоты.
Знаю в паренье
паденья круты.

Кинулись дружно
друзья предавать,
Тщательней нужно
врагов выбирать.

Век, как бы прожит –
грустный итог.
И не поможет
мне царь или Бог.

21 апр. 2015 г.

Кораблик


понимаю, что это не стихи, а сопливое нытье подростка, хотя написал это только что, то есть в 53 летнем возрасте, но пусть будет.

Ну, вот и всё, тобой оставлен в прошлом.
Что было сведено почти к нулю.
И видится тебе пустым и пошлым
Всё то, что о любви я говорю.

Ты знаешь, корабли уходят в море
И нет гарантий, что вернутся в порт.
Те, что пропали – увозили горе
Я заберу твоё, как стану мёртв.

Я в прошлое плыву, как на причале,
Вслед помаши, мне словно кораблю
Тому, что унесёт твои печали,
Два слова оставляя «я люблю».

20 апр. 2015 г.

Весна


И наплевав на зимы проволочки,
Видя – редуты её сметены.
Словно соски наливаются почки,
Тем, намекая на близость весны.

Ну, а зима, словно в пьяном угаре,
Вдруг пробудится средь ночи от сна.
День наступает – в ответном ударе,
Вновь побеждает немного весна.

Смотрим в окно – не вскрываются реки?
Нам остаётся надеяться, ждать –
Люди они же всего человеки,
Могут лишь только за тем наблюдать.

Знаем одно – за весною победа,
Только неведом ни день и ни час.
Было тепло, но всего до обеда,
Снова порошею сыплет на нас.

Силушку копит весна понемногу
И к наступленью готов арсенал.
Как светофор, открывая дорогу.
Почки дадут ей зелёный сигнал.

Таблетки


Здесь, что ни день, но кто-то умирает
Их трупы отдают затем родным.
А простыни - я знаю, что стирают
И стелют нам пока ещё живым.
И вечно этот движется конвейер,
Нам люди в белом создают уют.
Мне б дали перед смертью банку Beer,
Но нет, они таблетки мне суют.

18 апр. 2015 г.

Вечер


Лучшее, что написано мной в реанимации, по мнению пишущей братии, это последнее, что публикую за сегодня (устал). Завтра продолжу публиковать свои опусы, написанные в больнице.

Вечер так тих, по кладбищенски жуток.
Лыбится с неба в окошко луна.
Пусто в квартире и мне не до шуток,
Тут не поможет и рюмка вина.
Даже бутылка поможет едва ли -
Смысла нет пить, не ведя разговор.
Страхи - они же не тонут в бокале
И не выходят с похмельем из пор.
А за окном также лыбится эта,
Что ей - да знай себе в небе балдей.
Рядом всегда есть подруга - планета,
Жалко, что спутников нет у людей.
Ночь, ещё тише, а значит и жутче,
С каждой минутой в душе холодей.
Верю, надеюсь, что днём будет лучше,
Выйду на улицу, встречу людей.

Разум


Мы днем за днем и раз за разом
Шлем вдаль сигналы посильней.
Все на других планетах ищем разум,
Давно не надеясь найти на своей.

13 апр. 2015 г.

Зачем?


написано по мотивам, точнее по ассоциациям, возникшим после прослушивания песни Николая Кровавого (Николай Голубев. Нерехта, Костромская область). «Сквернослов».(кликните по названию. что бы перейти к прослушиванию.

Старались бабки повитухи,
Моё рожденье суть вопроса.
Года мои летят, как мухи,
Что наглотались дихлофоса.

Зачали ж вот такую каку,
Отец – пацан и мать – девчонка.
Купили б лучше бы собаку
Иль завели себе котёнка.

Зачем Вы дали мне родится?
Ни то ни сё – не из плейбоев.
Осталось только материться,
Но всё же я люблю обоих.

12 апр. 2015 г.

Виноват


Не в того видать влюбились
И такое может быть.
Вы презрительно кривились,
Предлагая, - брось курить.
Оказался не таким,
А каким-то ни бог весть.
Что поделать я  - не Рим
И в обход дороги есть.
В потолок уходит дым
От прогорклых сигарет.
Ухожу я вслед за ним,
Глядь уже простыл и след.
Сразу воздух чище стал,
Что кофейный аромат.
Не влюбился, если б знал,
Чем пред Вами виноват.

7 апр. 2015 г.

так к сведению.


В связи с постоянными вопросами, поступающими на почту - куда пропал?
В настоящее время автор блога находится в реанимации. По выходу  опубликует то, что написано в больнице.

Капли крови на пальцах
И жизнь, как лоскутом
Распятая на пяльцах
Для вышивки крестом.
Но всё выходит криво -
Рисунок третий сорт.
Опять иглою мимо,
Ах, как же больно... чёрт.

6 апр. 2015 г.

Стерва


Вскрывала его я до нерва,
Попался он в сети – беда.
Но он догадался – ты стерва?
Спокойно ответила «Да».

Затем поняла – не Минерва,
Когда усмехнувшись, юнец.
Спокойно сказал мне – Ты стерва,
Тебе представляюсь – Стервец!

А значит, друг друга мы стоим,
Запомни любимая впредь.
С тобой мы, что хочешь, построим,
Суметь бы друг друга терпеть.

Ландыши


Стихотворение писалось более двух лет, от первоначального варианта осталось рожки, да ножки. Думаю и это не окончательный вариант.

А зима, то единственный путь до весны,
И распустится ландыш, напившись от снега,
Но в дороге должны быть друг другу верны,
Как два вора в тайге, что во время побега.

Осознай дорогая ты только одно,
Расставаться нельзя, одному будет крышка.
Обеспечит любому могильное дно,
На углу со стрелками охранная вышка.

Так решай же сейчас, так решай же ты тут,
Вместе будем с тобой пробиваться снегами.
Уверяю тебя, что не выживем – врут,
Мы дойдём, мы дойдём, мы упрёмся рогами.

Только в паре дойдём мы с тобой до весны,
Снег не вечен, поверь мне, тает даже в глуши.
И с тобою вдохнём аромат белизны,
Мы дойдём до весны, распустятся ландыши.