29 мая 2013 г.

Когда-то снова

(на фотографии Поэт Борис Рыжий)

Слегка потратив тугой бюджет,
Понакупили себе медали.
Затем и званье, что Вы поэт…
А вот поэты поумирали.
Сейчас всё просто – плати, плоди,
Всего-то тыща – в журнал – страница.
Одна надежда, там впереди,
Когда-то снова поэт родится.

28 мая 2013 г.

Полёт

И что с того – пишу я матом,
Но жизнь ведь в этом виновата.
Накинули на нас узду,
И направление – в п**ду.
Мне б быть не лошадью, а птахой,
И я лететь, согласен на х*й.
Ведь в жизни главное – полёт,
А остальное не еб*т.
Не зря же боже дал мне крылья
И ненавижу я насилья
Над собой.

27 мая 2013 г.

Прыжок

моё очередное нытьё, на туже тему можете почитать здесь

Умереть очень просто,
Выживать нелегко.
Сколько спрыгнуло с моста
Выбрав, где высоко.
И как дичь на охоте,
Растеряв все мечты,
Видят выход в полёте,
Строго вниз с высоты.
До конца доиграю,
Пусть к перилам и жмёт.
Просто я понимаю
Вниз с моста не полёт.

Охотник



И несчастия нас окружила ограда,
Не пробраться сквозь прутья вдвоем никогда.
От тебя я уйду, потому что так надо,
А по следу за мной, как охотник беда.

Знаю, был я всегда ей с рождения нужен,
Неспроста же несчастий за мной череда.
Что менять города, буду ей обнаружен,
Потому я уйду, но уйдёт и беда.

Письмо отцу


Ты знаешь папа – я вырос.
Представь, я даже не нищ.
Не смог свалить меня вирус,
Что полнит земли кладбИщ.
И мама мною гордится,
Что сын не плесень, не тля.
В руке моей не синица,
А целых полжуравля.
Я знаю, что не по нраву
Моя, что выбрал стезя.
Пойми же папа, что право,
Не только то, что нельзя.
И ты бы мог мной гордиться,
И ты любил же закон.
Быть вместе – это решиться
Нам перейти Рубикон.
Одни ведь были запреты,
Не трусь, не верь, не проси.
Обоим претят эстеты,
И оба верим Руси.
Нас разделяло забором,
Были с тобою роднёй.
Ты, к сожалению вором,
Я к сожаленью судьёй.

Мама гордится обоими –
Мужем и сыном своим.
Оба мы стали героями,
Оба в аду мы сгорим.

25 мая 2013 г.

В доме в квартале от улицы Красной


Жизнь отложил я на три с лишним года,
И продолжаю, и класть и месить.
Будет тогда и любовь и погода.
Будет тогда и желание – жить.

Годы по вкусу похлебкою постною,
Мне отчерпать нужно будет до дна.
И перестрелку пройти перекрёстную,
Праву на жизнь – вот такая цена.

В доме в квартале от улицы Красной,
Где расцветает весною сирень.
Буду сидеть на площадке террасной
И провожать с сожалением день.

Ну а пока прозябающим в темени,
Всё продолжаю месить  и ложить.
Так и мечтаю дожить бы до времени,
Где мне останется просто пожить.

24 мая 2013 г.

Стихи и Я



Душа моя – захлопнутая книга
Крепит её охранная печать
Вам не узнать сюжета в чём интрига
Да и углы страниц не загибать

Стихи прочли, и кажется, узнали,
Что скрыто за обложкою ворот...
Вы подлинника просто не читали,
А перед Вами блёклый перевод

первоначальный вариант здесь

_______________________________________
на фото я в период работы в уголовном розыске

21 мая 2013 г.

Всё по-другому



В жизни многое я, просто так прозевал,
Предаваясь чему-то по сути пустому.
И всегда золотник, мне казался, так мал,
Но гляжу на тебя – вижу всё по-другому.

Не пойму, как в дыму, то добро или зло,
Так боюсь я отдать предпочтение злому.
И поверить так сложно, что мне повезло
Не пришёл я к ответу пока никакому.

Никогда ничего не бывает спроста,
Всё ищу я в загадке ответа простого.
У любви круглый год не бывает поста,
Не представлю никак выходной у святого.

Небеса подают направления знак
И готов я ползти на карачках до дому –
Мне с тобой хорошо, значит что-то не так.
Ведь всю жизнь у меня было всё по-другому.

19 мая 2013 г.

Анкара


Ну, наконец, сбылось и дни зардели
И слышно нецензурно про жару.
Печалятся о том – не похудели,
Приобретя путёвки в Анкару.

Чего переживают – нет там моря,
В купальнике не пустят Вас в музей.
А значит и придуманное горе,
Но я согласен – Вам пошло б худей.

До дна


Снова считаю ошибки любви,
В сценах прошедших мистерий.
Не разделяя: чужие, свои,
Всё они - наши потери.

Претят мне краски, что в полутона,
Жить не могу в полу-вере.
Так и считаю – моя, то до дна,
Буду твоим в той же мере.

Ретроспективные картины


Смотрю в ретроспективные картины,
Что в памяти храню, как капитал.
Пусты холсты – без видимой причины,
Как будто жизнь не жил, а прочитал.
Повыцвели все краски до забвенья,
Всё прожитое мною, как рассказ –
Словами обозначены мгновенья,
События слагаются из фраз.
Всё не моё, какое-то чужое,
Хотя писали точно обо мне –
Со мною было… было же такое….
Но на картинах пыль на белизне
…. холста

18 мая 2013 г.

Давай поспорим



Лужа, явно не сравнится с морем.
Выход мною найден тем немение –
Вы умнее…. Вас не переспорю,
Сразу начинаю с оскорбления.

16 мая 2013 г.

Снова в сон прилетает птица


Снова в сон прилетает птица,
Я котёнком за ней крадусь.
С недосыпа недолго спиться,
Только я уже не боюсь.

Снова я принимаю зелье,
Провалиться, желая в сон.
А в реальности ждёт похмелье
И в ушах колокольный звон.

Подожди же недолго птица,
Буду я и сегодня пьян.
Надо ж было, в неё влюбится….
Наполняю быстрей стакан.

И встречают хлопками крылья
Я котёнком скачу – так рад.
Для того над собой насилье
Я творил, принимая яд.

Было бы всё проще


Было бы всё проще, если б понимали,
В юности, не в старости – мудрость нагуляв:
Самый искренний поцелуй на вокзале.
Нет молитвы искренней, чем в госпиталях.

15 мая 2013 г.

Я вернусь к тебе


Ты не спрашивай: Почему?
От тебя в никуда сбегаю.
Нужно мне побыть одному,
Словно в камере шалопаю.

Я побуду один. Замкнусь.
Мне подумать о многом нужно.
Что-то в жизни найти я тщусь,
Что бы было – как ты, жемчужно.

Только знаю, что не найду,
Ты единственная удача.
Мне написано на роду,
Нерешённая мной задача.

Не хочу быть водой в трубе.
Но свободой всю жизнь болея.
Всё равно, я вернусь к тебе,
Полюбившим ещё сильнее.

14 мая 2013 г.

Менталитет


Одним судьба первопроходца,
Другим весь путь сплошная гладь.
Кому-то за себя бороться,
Кому-то просто – «порешать».

Тут разница в менталитете.
Мечтает каждый о своём.
Кто – о роскошном кабинете,
Кто – о картонке на бетон.

Смена взглядов



Привычки наши, нас всегда сильнее?
Но иногда свои меняем взгляды.
На этом свете – ищем, где теплее,
На свете том – милее нет прохлады.
****
Мы моду чтим, важны нам этикеты,
На этом свете. Но затем на том –
Ходить, готовы, босы, не одеты,
Довольствуясь лишь фиговым листом.

Тенденция

И валится, похоже, всё и вся,
То при моём-то крайнем оптимизме.
Вот снова день совсем не удался,
Похожая тенденция у жизни.

13 мая 2013 г.

Не помогай другим болеть


Произведение написано по результатам рассуждения на тему, что когда ты в тяжелом положении, сочувствие не помогает тебе, а мешает порой. Близкие и друзья, начинают талдычить тебе: «Потерпи. Всё пройдёт, изменить в лучшую сторону. Мы рядом с тобой. Мы за тебя" и т.д. А терпеть всё приходится тебе и только тебе. Но благодаря этому, ты продолжаешь терпеть, не принимать решительных действий, что бы выйти из ситуации. Например, сменить работу, место жительства и т.п. То есть сделать то, что решило бы проблему, пусть и методом разрубания Гордиева узла.  И размышления привели меня к тому, что, в общем-то, такое сочувствие сравни эгоизму. Просто сочувствующие думают скорее не о тебе, а о себе. Понимая, что твои решительные шаги могут привести к тому, что ты уйдёшь из трудового коллектива, где они с тобой работают, уедешь, и они не смогут общаться с тобой. То есть их сочувствие скорее направлено на себя (неумышленно, невольно), мол, терпи, нас устраивает то, что ты рядом, а ты уж как обеспечь своим терпением тоже положение.  Не понимая, что тем самым загоняют тебя в такое положение, когда всё… кранты. И вот благодаря размышлением над этим, родился стих.

Осталось мне сказать: Спасибо,
Вам за сочувствие друзья.
Но встал вопрос так: либо, либо.
И слушать вас уже нельзя.

Мне ваши сладостные речи,
Мешают сделать нужный шаг.
И тяжким грузом давят плечи,
Себя же чувствуют – никак.

Мою решительность мягчите,
Мол, потерпи и всё пройдёт.
Прошу друзья: Вы помолчите.
И шаг я сделаю вперед.

От неприятностей и козней,
Что предлагаете терпеть.
Нет в жизни ничего стервозней,
Чем помогать, другим болеть.

11 мая 2013 г.

Тире


Мне всё равно, что круто, что полого –
Дорога, так и сяк мне тяжела.
Но, безусловно, радует…. Немного
Осталось до второго мне числа.

(следующее четверостишие можно не читать и сразу перейти к последнему - это я написал на будущую переработку, надеясь добавить ещё одно четверостишие)

Что краской намалюют на кресте,
Как день, в который будет лишь хвалить.
Мы все когда-то будем «на щите»,
А значит ни к чему о том грустить.

В тот день кардиограмма станет плоской,
Большим тире без всплесков вниз и вверх.
Как раз она и станет той полоской …
Что, как тире поставят между вех.

Последний просмотр (переработанные вариант)


Произведение переработано с учётом замечаний Александра Пономарева (ссылка на его авторскую страницу в предыдущем произведении). Предыдущий вариант здесь.

Жизнь – не кино, но снова повторится –
На рубеже – у края бытия,
С начала до конца, и в виде блица,
Где ты и подсудимый и судья.

Всё полетит в ускоренном режиме,
Когда почуешь – в тело входит нож…
И капли крови, став тебе чужими,
Вниз потекут, сливаясь у подошв.

Ты упадешь, и взгляд твой, стекленея,
Продолжит незаконченный просмотр…
Картинка с каждым кадром всё мутнее...
Ещё мутней. Погасла.  Значит   мёртв.

А небо, в одеянье чёрном, стильном,
Где звезды, словно стразы от кутюр.
Что баба, разрыдается над фильмом,
Смывая лужу крови за бордюр.

Я курю


Часто авторы пишут друг другу так называемые отзывы на произведения, которые по сути являются самостоятельными произведениями. Вот образец, отзыва на мой стих Я курю на промозглом балконе. Ссылкой на страницу автора отзыва, является его имя, посетите его авторскую страницу, не пожалеете, таких пародий, какие пишет он, я давно уже не читал. Произведение опубликовано с согласия автора.

Поймал рифму. Александр Пономарев.

Всё похоже. Курю на балконе.
Только, нынче не осень – Весна!
Много кофе... За рифмой в погоне,
Позабыл о значении сна…

Недописан катрен… На работу!
Непонятный тупой марафон.
Нынче, как-то не модны блокноты.
Слава богу, в кармане смартфон.

За рулем, с недосыпу, сурово.
Копошатся извилины. Жесть!
Вот оно… вот оно, это слово…
Прижимаюсь к обочине. Есть!

Хвать за хвост! Прямо в яблочко! Метко!
Эту рифму, укравшую сон.
Пальцем тык! И готово. В «заметки»,
Свежепойманный «перл»  занесен…

© Copyright: Александр Пономарев 3, 2013

10 мая 2013 г.

Клубничная конфета


Ну, так что, снова ночь, звезды блёсками,
Так дневными измучены ранами.
Пролетели с тобой перекрёстками,
Промеж добрыми мы, промеж хамами.

Как обычно под вечер взведённый я,
Все поджарые просто так взводятся.
И ты терпишь меня, ты влюблённая,
Что не любят, с такими разводятся.

Это надо ж, какое терпение,
У меня нет такого ни грамочки.
Горячась, опускаясь до фени я,
Выраженья – хоть вешайте в рамочки.

Только делаешь вид ты испуганный –
Понимая, своих я не трогаю.
Мир за мелочи будет изруганный,
Но тебе же прощу очень многое.

Поласкай, … надели меня силою,
Поцелуй твой – конфета клубничная.
Дай же я обниму тебя милая
И пойму, жизнь-то штука отличная.

9 мая 2013 г.

Бродяга

Когда пройдёт похмелье оргий,
Сражений чёрный дым.
Останется Святой Георгий,
Каким и был – Святым.

Войдут истории моменты
В учебники, тогда,
Кто жёг Георгиевские ленты,
Познает вкус стыда.

Завелся средь славян бродяга
И в результате вот.
Не будет Родины и флага,
Затем исчезнет род.

9 мая


Я так устал думать о смысле жизни, о том, что было и о том, что будет.
Всё больше и больше влюбляюсь в строчки Геннадия Лысенко.
       Среди праздничной круговерти
       вдруг подумалось на бегу:
       «Умереть бы своею смертью…»
       И додумалось –
       не смогу.
       И почудилось
       (словно плетью
       стеганули, понятья для):
       «Умереть бы своею смертью…» -
       чуть постанывает земля.

Рот набит не едой, кулаками,
Мир не виден – заплыли глаза.
Я иду по дороге рывками,
Мне червонец дороже туза.

На него я куплю себе влагу,
Что поможет уйти в забытьё.
Выпив жадно, тихонечко лягу
И во сне я увижу её.

Что мне скажет: Опять милый запил,
Не подумал совсем обо мне.
А в висок будет бить словно дятел,
Память мне о прошедшей войне.

Так и буду – себя разрывая,
Здесь живя, умирая же там.
Каждый раз, как девятое мая.
Поминать, напиваясь, аж в хлам.

Ты пойми, ты пойми дорогая,
Ты одна, ты моя Лиля Брик.
Только знаешь – девятое мая,
У меня, каждый день, каждый миг.

Типа начала, спрятав свою скромность подальше, вызвавшего положительные отзывы среди пишущей братии, писал во вневменяемомом состоянии., и если бы не вострдженные отзывы и не знал бы, что такое написал, находится здесь

Братская могила


Публикуется в преддверии праздника "День победы". Еще одно стихотворение на данную тему здесь

Могилы братские, в бетоне
С лицовкой под гранит….
По стойке «смирно» и в поклоне
Седой старик стоит.

Глаза прикрыты, губы сжаты,
Но пальцы рук дрожат.
Он там, где гибли те солдаты
Что под плитой лежат.

Он был средь них, но так бывает
Живым окончил бой.
Друзей своих он вспоминает
Что рядом, под плитой.

Им память наша, только плиты
И надпись – имена.
Живые с мертвыми забыты,
Другим живет страна.

Неблагодарные потомки
Беспамятством живут.
Без стержня, словно колос ломки
Идут куда зовут….

Стоит старик, цветы в руке,
Букет к бедру прижат,
Ломает стебли в кулаке
И лепестки дрожат.

Мне жаль не смятые цветы,
Что мнет старик в руке
А то, что не сбылись мечты
О рае на земле.

А это значит, что пока
Тот не закончен бой,
Но кто заменит старика
И тех, кто под плитой?
***
Здесь те, кто послужил отчизне
Закованы в гранит.
И стоит размышлять о жизни
Среди могильных плит.

8 мая 2013 г.

Неотличимы


Один огонь, что от свечи, лучины,
Что для иконы или божества.
Рыданья вдов ничем неотличимы,
Тут всё одно Берлин или Москва.
Пусть судьбы всех дословно неизвестны,
Во сне их видят словно наяву.
Их вдовы не вернулись так в невесты,
Пусть взяли, защитили ли Москву.
Давно уже развеян запах дыма,
Но сердце вдов заходится в тоске....
Цветёт сирень, ничем неотличима,
Она одна, что в Грозном, что в Москве.

Я так решил


Ты же знаешь, что я на своём настою,
Ты же знаешь, ты знаешь, ты в курсе.
Потому до сих пор и по жизни в строю,
И работаю…. в имени Фрунзе.
И чем больше упрямства, тем я холодней,
Я своих не меняю решений.
Вам довеку не хватит ни дней, ни ночей,
Вам не хватит и всех поколений.

Не заставить меня, ничего изменить,
Мной не просто же так решено.
И покончу с собой, если я так решил,
Как бы ни было это грешно.

7 мая 2013 г.

«Я всех любил. Без дураков.»


7 мая 2001 года в своей квартире на улице Шейнкмана,108 был обнаружен мертвым известный 25-летний екатеринбургский поэт Борис Рыжий – лауреат «Антибукера» 1999-го года и один из шести номинантов на «Северную Пальмиру» 2001 года. Предсмертная записка оканчивается словами: «Я всех любил. Без дураков»

Какой-то парень с геофака,
Прочтёшь и станешь одержим.
Как хулиганская атака,
Где с четырёх берут в зажим.

Сказал бы кто, я б не поверил,
Что есть возможность так писать.
Про смерть и то не лицемерил –
Что знал о ней он в двадцать пять?

Вот бьёт строка прямыми в челюсть
И с переменкою поддых.
Стихи татуировкой въелись,
Я наизусть читаю их.

Он в двадцать пять, как ветераны,
Те, что за Родину дрались.
Стихи же полные карманы
От неба всё тянули вниз.

Пусть до бессмертья путь неблизкий,
Прорвутся через шум веков
Слова – последние в записке:
«Я всех любил. Без дураков.»