31 мая 2012 г.

Осень неизбежная


Рецензия на "Осень неизбежная" Надя Нестерова (Москва)
  
Неизбежна осень, впрочем как и лето,
Неизбежна старость, неизбежна грусть,
Неизбежно дама, бьёт всегда валета,
Если неизбежно, значит ну и пусть.

Мир вывернут


Мир вывернут и наизнанку швы,
Исподнее представлено на вид
Не слушает уж сердце головы
И по особому душа болит

Конец, какой? Что впереди нас ждёт?
Дорога, чем мы дальше, тем темнее
И вон он, тот заветный поворот,
Ныряет меж акции в аллее.

Всё перепутано, что храм, что хлев.
Любить кого, кого же ненавидеть?
Где, правда, справедливость, а где блеф?
Нам не дано,  ни чувствовать, ни видеть.

30 мая 2012 г.

Монтаж


Возможно, было б всё иначе,
Когда б могли создать монтаж –
Повырезать всё то, где плачем
И глаз, не радующий пейзаж.

Оставить лишь: любовь и радость;
Кусок из детства; юных лет…
Приятную витиеватость
Влюбленных – меж собой – бесед.

И склеить плёнку: дни покоя;
Весна и лето; вновь весна,
Отбросив прочь, что было злое,
Крадущее часы у сна.

Короче жизнь, зато какая!
Ну, прямо сладостный елей,
Но в том сиропе утопая,
Захочешь снова горьких дней.

При монтаже, мы ежечасно
Творим лишь добрые дела….
Но потому, что всё прекрасно,
И жизнь бы, жизнью не была.
….

Откуда вкус появится –
Без соли
Пресны все блюда нашего стола.
Да и любовь сродни душевной боли,
Что так "томила, мучила и жгла."
первоначальный вариант здесь

29 мая 2012 г.

Мир беременный войной

«Если ты не интересуешься политикой, это не значит, что политика не интересуется тобой». Перикл - родоначальник Афинской демократии.

А мир, беременный войной,
гнилыми щерится зубами.
Все виноваты, кто не с нами,
неизвинительной виной.

Кто пишет, говорит не так,
чей бог не наш и атеисты,
что априори все нечисты
и нам не могут быть – не враг.

Попробуй возразить – дерзни.
И с корнем рвём, что мелочиться –
у них не наши (цветом) лица,
а значит нелюди они.

К войне готовится весь мир,
в котором сплошь одни чужие.
Понять другого, мы глухие
и вместо совести пунктир.

Отходит в схватке родовой,
Поток безумия – водица.
Добром не может разродится
мир, что беременный войной.

Смысл слов


Смысл слов сейчас ничто не значит,
Хлыщут даже добрые плетьми.
Где-то на задворках тихо плачет,
Совесть, что потеряна людьми.

Слишком много растрачено


Слишком много растрачено попусту времени.
Разбросали его на пустые дела.
И стучит – как упрёк, частым пульсом по темени,
Давит плечи сума грузом из барахла.

Как посмотришь багаж – ничего в этом ценного
И за всё не дадут даже и пятака.
Жизни – большую часть, составляем из тленного.
Просто сложно ваять что ни день – на века.

Всё над, чем мы корпели, перебрав словно чётки.
Включат лучшее в наш некролог-парафраз,
Чтобы тот не смотрелся пустовато-коротким,
Нужно сделать такое, что вспомнят ни раз.

28 мая 2012 г.

Некритичная разница


Я должен умереть сегодня,
Но медлит смерть и не зовёт,
Видать засомневалась сводня:
Куда вести?... Ромашку рвёт.

Работа у неё простая,
Хотя и не сказать, что мёд
Рвёт лепестки: до ада?… рая?
Так увлеклась, слюна течёт.

Картина выглядит комично…
Кончай гадать! Пора бы в путь,
Куда сведёшь, мне безразлично,
По мне-то разницы чуть-чуть…

27 мая 2012 г.

Понять, насколько мы счастливы


Мы счастье ищем, тратим силы,
А с ними лучшие года.
Всё хорошо – мы не счастливы,
Нас манит дальняя звезда.

Нам не понять размеры счастья,
Его ведь нечем, измерять.
Мы у сомнения во власти –
В достатке иль ещё искать?

Понять, насколько мы счастливы
Поможет, только лишь беда,
Как настоящий вкус рябины
Нам раскрывают холода.

26 мая 2012 г.

Жизнь человека


Жизнь человека –  ткань хитросплетений:
Чувств, отношений, радости, беды,
Вопросов, споров и различных мнений,
Болезней, драк, побед и поражений,
Что составляют ткань твоей судьбы.

Сплетутся нити жизни воедино,
Что представлять, то будет полотно?
Быть может лишь обычная холстина
Или парча, с расцветкою павлина,
Где счастье частой нитью вплетено.

Дорога в сумасшедших дом


Пишу бездумно погружая
Себя всецело в мир чужой,
Порой уже не разбирая,
Где я, а где же лит-герой.

И вот что странно, я с годами
Всё больше думаю о том,
Что вымощу себе стихами
Дорогу в сумасшедших дом.

Когда сданы последние редуты


Когда сданы последние редуты
и жертвовать останется ничем.
Так медленно потянуться минуты,
а может статься встанут насовсем.
Закончен бой за жизнь, точнее с жизнью
и будущее где-то позади.
И небо, так пугающее близью,
но звезд не видно, сколько не гляди.

По остаточному принципу


По остаточному принципу,
Как я вижу, мне достанется,
Не по бархатному, ситцему,
То, что нищим полагается.
А кому улыбки тыщами,
Килограммы обаяния,
Ну, а мне остатки нищие
Словно в кружку подаяние.
Сверху вниз, как на убожество
Даже с паперти гоним,
Там последний я из множества,
А хотелось быть одним.

Что сначала


И не поймёшь то быль, а может небыль,
Листвой опало, ветрами смело.
И от всего остался только стебель,
Как память от того, что отцвело.
И чувство камертонно затихало,
Всё таяло подобно леденцу.
Всегда так было в жизни…. что сначала,
То неизбежно движется к концу.

Проклятые


«Расставание» Сергей Лапшин

«Авто   мелькая   дорогими,
Кричал  им   город – Надо жить!
Жить по возможности с другими...
Ну, а поэтов  лишь… любить.»

фактически это вторая часть "не лучший выбор" находящегося здесь

Да бросьте, не читайте вы стихи,
В них тайное изложено бульварно,
В них даже о простом высокопарно,
Споют вам соловьями петухи.

Прогулка вам покажется канканом,
Где с каждым шагов всё влажней бельё,
И даже фразу, что  начнёт на «ё…»
Поэт, вы не сочтёте о вульгарном.

А он же, пусть и с вами, одинок
И пребывает на другой планете,
Об этом он напишет вам в сонете,
Но не поймёте смысла этих строк.

Парит он над заботами мирскими,
И от того его не излечить –
Поэта допустимо полюбить,
Жить беззаботно можно лишь с другими.

25 мая 2012 г.

Дурак


Безвкусно сложенные оды –
Не поющиеся песни,
Где рифмы, сплошь одни уроды,
Не найти других – хоть тресни.

И ритм – трясёт, как на просёлке,
Едва удержишься в седле.
Где вместо мысли, кривотолки,
Что снятся мне в кошмарном сне.

И вдруг, не к месту запятая
И в «твердом» слове, мягкий знак
И к справедливости слепая
Кричит мне логика: «Дурак».

Так получилось


Да, к сожаленью, так всё получилось,
Одним из многих быть я не могу.
Не пожелал, такого бы врагу,
Да и ему мне пожелать не мнилось.
Но о тебе любовь я сберегу,

Там в глубине – на донышке души,
Приговорив навечно к карантину,
Укутанную, в память – паутину,
Она уснёт в безвременья тиши,
Тем, завершив печальную картину.

В очереди не стою


Для тех, кто не владеет английским all is well – всё хорошо. 

Сутки в ожидании звонка,
Сутки в микрофоне тишина,
Видимо, так очередь длинна,
До меня так не дошла она.
В ожиданьи сутки простоял,
Всё, надеясь, может, позвонит.
Всё на связь плохую я пенял
И совсем потерян мною вид.
Очередь, как будто в СэСэСэР,
Разве я стою за колбасой?
Про себя шепчу, что all is well
Чувствую, я даже не второй.
Но стоять не буду, не хочу –
Кто за мной – на номер выше стал,
Позвонишь, я лучше промолчу,
Я из тех, кто в очередь не встал.
***

Давно не мальчик, со мной не надо так,
Точнее так со мной и не возможно.
А позвонить Вам было-то  пустяк,
Но видимо, оценен я ничтожно.


24 мая 2012 г.

Или совсем наоборот


Вот откопал в архиве у себя стишок.

Любовь приходит, и не знаешь
Чем обернётся тот приход.
Ты с нею счастье испытаешь
Или совсем наоборот.

Что будет, радость иль напасти
И что из них скривит твой рот.
Шквал столь приятной бури страсти
Или совсем наоборот.

Надолго, или быстротечно,
В одно мгновенье всё пройдёт.
Как будешь жить потом, беспечно?
Или совсем наоборот.

Любовь приходит, и не знаешь
В печаль иль в радость тот приход.
Ты с нею счастье испытаешь
Или совсем наоборот.

На «Засохшая Муза» Наталья Лубянко (Санкт-Петербург)


А что неплохо писать под пиво,
С него натечёт на ведро вдохновение.
Мне с Музой слагается криво,
А с пивом: "Я помню чудное мгновение.."

на "Чары" Натали Гарси (Москва)


Решил собрать в кучу и опубликовать свои рецензии на произведения других авторов из числа тех, которые так и не переросли в самостоятельные произведения. Они будут публиковаться под тегом «рецензии». Ценность их зачастую небольшая. Поскольку они пишутся экспромтом за несколько сикунд, от силы несколько минут. Собственно произведения, на которые писалась рецензия можете найти в интернете по автору и названию произведения.

Не всегда доброту принимает обычный читатель,
И не просто читать, надо слышать чужие стихи
Натали, как и ты, я наивный мечтатель,
Как и ты, я кричу, не поняв, что вокруг все глухи.
Наши судьбы с тобой, как ни странно, но чем-то похожи,
Грязью из-под копыт, нам Пегас благодарности шлёт,
А вокруг - погляди, видно только ехидные рожи
И куда им заметить души вдохновенный полёт.

Многое дано



Коль многое дано, то много спросят –
Отмерят так, что хрустнут позвонки,
Ни грамочки с весов тебе не сбросят
И будешь как бурлак, что у реки –

С нагрудной лямкой, что ломает ребра,
Тащить.... тебе так многое дано
И слышать, как скрипит совсем недобро
Твой груз, скребя о каменное дно.

Река судьбы поможет ли теченьем
Или напротив будет рвать назад.
Не силой тянешь, а одним терпеньем
И этому ты многому не рад.

23 мая 2012 г.

Поиск истины


Мне истины знать не дано,
Слывёт она на честность жадной.
Мечусь я, Батькою Махно
Меж справедливостью и правдой.
Корнями лезу в глубину,
Жизнь напоить надеюсь влагой,
Но не водою, крепкой брагой,
Когда же буду пьян, пойму –
Где, что и как, и почему?
В клещах (сознанье) революций,
Жаль толку, словно от поллюций.
Когда ты, пусть во сне, не ссы,
Стирать приходится трусы.

Гость (Володе А. - Французу)


Ну что стоишь? Там за порогом слякоть.
И даже, если солнце… проходи.
С тобою есть о чём нам покалякать,
Макар на всякий случай разряди.
Я слышал, перешёл ты баррикады,
Погон не носишь и теперь не наш.
Попрятал по столам, небось, награды
И тело поприбавило тоннаж.
Да жаль, конечно, что живых теряем,
А мне казалось, будешь вечный мент,
Да что мы междометьями швыряем,
Словарный обновим ассортимент.
У нас сейчас, как месяц, так хороним,
Да и у вас, поди, не веселей.
Ну что по первой? Рюмками не звоним,
Закусывать. Так принято. Не смей.
Ты знаешь им уже совсем не страшно,
А нам с тобой ещё года чуметь.
Судьба глядишь, сведёт нас рукопашно
И отказаться будет не посметь.
Ты что пришёл? Увидеться хотелось?
Ну, если, да? Так, что уперся в пол?
А знаешь, тут такое завертелось –
Твои вон заказали мне «укол».
Давай-ка по второй – разговоримся,
Мне про тебя бумаги не писать.
Конечно, на таких, как ты мы злимся,
Ну что ты всё в молчанку… твою мать.
Сейчас дошло. Вот это вышел номер,
Вот то-то и гляжу Макар с тобой.
Так, то тебя прислали, чтоб я помер!
И в точку я попал сейчас «с судьбой»….

Я мент


На городском кладбище Крымска прошли первые похороны. Проститься с погибшими пришли десятки жителей. В основном несли венки, живых цветов почти не было, сейчас купить их в городе невозможно. Среди погибших — подполковник полиции Вячеслав Горбунов. В самый пик паводка он помогал жителям затопленных домов. Успел вывезти их в безопасное место. Но сам спастись не смог, его машину накрыло прибывающей водой.
Вячеславу Горбунову и всем моим товарищам, погибшим за Вас.
И это вам кухонным философам (сукам), куда звоните, когда вам трудно?

Вы те, что нам плюёте в души,
Но набираете ноль-два.
Зачем же верите вы чуши,
Что будет испокон жива.

Я вижу небо то, ночное,
Не на гулянке, при луне.
Но вы не видите героя,
В моих товарищах, во мне.

Я им не стану может статься,
Оно не каждому дано.
А вам дано лишь умиляться,
Героям тем, что из кино.

Как волк, поддавшийся азарту,
Что не подгадывает час.
И бросив всё своё на карту…
Я мент и я умру за вас.

Шкатулка


Видятся ненужными свиданья.
В замкнутой шкатулке мирозданья,
живётся и свободно и легко.
И за полночь уткнувшийся в подушку –
Проспать, не пробуждаясь до утра
и даже не услышать комара,
что превратит тебя в свою кормушку.

Поднявшись утром, вспомнить про вчера –
стирая все звонки и номера.
Не думая о предстоящем дне,
начать его привычным моционом.
И зная, что не будешь молодым,
глотать бесстрашно папиросный дым
и выдыхать его в лицо иконам.

Разменивая жизнь по мелочам,
не доверять политикам, врачам.
Прожевывая годы не спеша,
дожиться до глухого одичанья.
И не боятся бога самого,
а значит, не боятся ничего….
Спокойно ожидая окончанья.

Ремейки жизни


Вся жизнь, как музыкальные ремейки,
где чуть похож оригинал на дубль.
Тебе дают какие-то копейки,
а ждут с тебя обратно целый рубль.

Ругайте же


Ругайте же мои произведения,
Как Вам угодно, хоть до исступления
Им с классикою не в единый ряд
В отличье от неё, они горят.

Пишу их, заполняя вечера,
Когда один – забыт ещё вчера.
Стихи писать, то для меня игра,
Они лишь крошки с моего стола.

Поэтому, ругайте без сомнения
Как Вам угодно, хоть до исступления
Чтоб ни сказали, не вступлю я в спор,
Согласен, не стихи – столовый сор.

Слабость


Секундная слабость – написано признание
Тебе, мой неизвестный друг в стихах.
Любить тебя, сплошное наказание,
А не любить….
уж лучше сразу в прах.

Слава


Про тех, кто не скандалили
и не трясли медалями
и скромно промолчали, про раны, ордена.
Их подвигов не знали мы,
до фото под эмалями
и поздно узнавали, кому должна страна.
Свои у славы тонкости:
один зажмёт её в горсти;
другой о подвигах кричит – ну где попало,
стараясь славы наскрести –
Герой силён же в скромности,
а крикунам у нас в народе веры мало.

Сладкая месть


А месть, пусть сладкая вначале,
Затем горчит, горчит, горчит,
То понимаем мы, едва ли….
Коль совесть нищенкой влачит –
То бытиё, что ей досталось,
Лишь понапрасну речи лить,
Но как могла, она старалась,
Нас хоть немного вразумить.

22 мая 2012 г.

Хочешь быть свободным


Всё как-то мелко, суетливо
И где дороги? Тропки лишь.
Всё не масштабно – сиротливо,
Ты не идёшь, а семенишь.

Закаты серые. Восходы
И те, не блещут красотой.
Не радует глоток свободы
Средь несвободы, что рекой.

А мы мечтаем не глотками
Свободу в достали попить.
О чём обычно, вечерами
На кухне любим говорить.

Но всё так мелко, суетливо,
От разговоров, толку чуть,
Живём уж больно боязливо.
Свободным хочешь быть? Так будь!

Что теперь


Когда-то, видно, всё же доживу
До времени, и станет всё понятно
Из сказанного, даже и не внятно,
И отпадут вопросы: Почему?

Тогда же рухнет множество проблем,
Что созданы мудрёными словами,
Где смысл сокрыт под толстыми пластами,
И вызывает множество: Зачем?

Но в тоже время, как ни лицемерь
Всё понимать покуда нет желанья,
Скрывать придётся, это пониманье,
Вопросом задаваясь: Что теперь?

Чужая боль

Наши чувства, как минное поле,
Только знаешь, что точно рванёт.
Слишком долго мы были на воле,
И свою (каждый) линию гнёт.
Всё идёт с переменным успехом,
То один, то другой на коне.
Перемешаны слёзы со смехом,
И от этого дурно вдвойне.
Не загадочно, очень всё просто,
В простоте этой скрыта беда, 
Всё своё каждый чувствует остро,
А чужое ему ерунда.

Хлев


Героем непрерывных драм,
Не расцветая одряхлев
И на подъём отяжелев.
Всю жизнь, стараясь, строю храм,
Но в результате выйдет хлев.

Поездка на родину


До родины, мне несколько часов –
Пытаюсь дотянуться до истоков,
Где скажут всё без всяких экивоков,
Про смесь моих достоинств и пороков,
Снижая визг до чувственных басов.

Лежу, перенося соседа храп,
Что спать, когда поднимут на границе,
Осветятся фонариками лица
И на перрон не пустит проводница
И все, похоже, будет на этап.

Кого-то снимут так же, как тогда,
Меня непререкаемо снимали,
Трепали моё облико-морале,
А разобравшись, руку пожимали
Прощая на сегодня и всегда.
……

Светает быстро, режется рассвет.
И как уснуть – видны степные дали,
Колышут ковылём, как будто ждали,
И я, лет пять, не видел их в реале,
Как пропустить и не сказать: Привет!

И выскочить на первом полустанке,
Где воздуха вдохнуть – степной коктейль,
Что из души выводит канитель….
И ожиданье встречи словно хмель,
Вмиг опьянит на первой же стояке.

В пути


А ты жмешь стОшесят
На крутом повороте
На какой это ляд
Газ до полика жмёте.
И куда понесло? –
Мне скажи дорогая.
Словно жизни назло –
Мол, такая, крутая.
Для кого крутизна? –
Ты нужна нам живая
Жизнь послала ты на..
А об нас дорогая….
Ты подумала хоть,
Мы умрем же с тобою
Это я не про плоть,
Я о смерти душою.
Не спеши – подождём
(ожиданья достойна)
Не лети под дождём,
Дорогая – спокойно.
А ты жмешь стОшесят
На крутом повороте,
Чуть правее – и в ад,
Лихачи там в почёте.
За тобою ползу –
Догоню дорогая,
И глотаю слезу,
На пороге у рая.

21 мая 2012 г.

Судьба свечи


Всё как-то впопыхах и бессердечно плоско.
По нормам каждый шаг приходится кроить.
По правилам – всё вниз – течёт слеза из воска
Известно, что свече положено слезить.
Ей всё равно, где быть – на торте, у иконы,
Она всегда рыданьем будет исходить,
Под тосты-поздравленья, господу поклоны,
Свече рыдать до смерти значит – жить.

17 мая 2012 г.

Подранки


Разговоры перешли в молчанку,
Тоже разновидность разговора,
В нём, как и согласие и ссора,
Но не нужно соблюдать осанку...
Визави в упор тебя не видит,
Ты его в упор не замечаешь.
Не сказав ни слова, он обидит,
Ты же бессловесно пострадаешь.
Внешне на идиллию похоже,
Только сердце холодом объято,
Даже в стену смотришь виновато,
Тишина – мурашками по коже.
Каждый на-придумывал ответы,
Не услышав заданных вопросов,
Сам себя доводит до неврозов,
Ночью одиноко ждёт рассветы.
………….
Рвёт, хотя неделю даже грамма,
Не хотелось принимать на грудь,
Всё себя пытаюсь обмануть,
Только не дает кардиограмма.
Грубо брею каменный кадык –
Безопасной бритвою не вскроешь,
Пену, вполовину с рвотой, смоешь.
В зеркале измученный мужик.
…………
Разговоры перешли в молчанку,
Злая разновидность разговора,
Тихо так, себя веду подранки,
Чтоб охотник не добил их скоро.