29 сент. 2011 г.

Лица истины



Надеюсь, не сойду за пародиста
Сказав вам не для красного словца:
О том, что если спорят два юриста,
То истина имеет три лица.

Вот два из них: закон и справедливость,
Какому предпочтёте Вы внимать?
Одно, как должно, а другое милость,
А третьего Вам лучше и не знать.

28 сент. 2011 г.

Доберёмся


И небо голубое,
Кроваво красны флаги.
Мы связаны судьбою,
Что к Родине присяги.

И было всё отлично
И не было печали
И к смерти мы привычны,
Нас с нею обручали.

Пусть СэСэСэР не стало,
Но это всё вторично.
России русским мало,
Так думаю я лично.

Мы мир заполонили
Его мы завоюем.
Сомненья в нашей силе,
Своим покроем х**м.

Вы думали, мы смертны,
А мы же, что прорвёмся.
России дуют ветры…..
До всех мы до**ёмся.

26 сент. 2011 г.

Прогулка в парке


Сегодня мысленно гуляю я по парку.
Сейчас мой парк весь в зелени густой.
Неспешно я иду, держу скорее марку
Любуюсь и прудом и берестой.
Как воздух чист, как хороши берёзы,
А там правей трещит углём мангал
И мясо жарят и готовят дозы
Вина. Но я туда не пошагал.

Что тешит плоть – сейчас неинтересно,
То как любовь, сведенная в постель.
Но было ей всегда в постели тесно –
Что снегопад, когда душе метель….

Но я отвлёкся – вот гуляю в парке,
Меня аллеи манят глубиной...
Закончилось всё – криком санитарки:
"Вставать нельзя. Ложитесь же больной".

25 сент. 2011 г.

Смазанность



На снимке чувств проглядывает смазанность,
Нет контуров, всё видится как фон.
Любовь не возникает как обязанность,
И не уходит вслед за словом «вон».
Ну, если не считать любовью шалости,
Рассчитанный и неприкрытый блуд.
Уходишь, не испытывая жалости,
И забываешь через пять минут.
На снимке чувств проглядывает смазанность,
Нет контуров, всё видится как фон.
Любовь всегда, по сути недосказанность,
Что длится много лет, а не сезон.

22 сент. 2011 г.

Непонятые и непрощенные


Жизни зла процедура
И ночами кровлю.
Я люблю тебя – дура.
Понимаешь, люблю.

Есть сказать, что…. и много,
Но пусты все слова.
Ты дороже мне Бога,
Но любовь, как вдова.

На неё смотришь хмуро.
Словно врач на чуму.
Я люблю тебя дура,
Не пойму почему.

Меня просто нет



Вот и всё… и меня просто нет
Не доставлю вам больше забот
И теперь про меня хоть навет.
Мне же смерть запечатала рот.
То, что сделано, будет ветшать –
Умирать и делам суждено
Не смогу я тому помешать
Да и мёртвому мне всё равно
Вот и всё… и меня просто нет
Не затеять со мною войны,
Но когда-то чрез множество лет
Встречу вас у ворот Сатаны.

21 сент. 2011 г.

Всегда в цене



Любовь не терпит рассуждений,
Расчёта и спокойных снов,
До грамма взвешенных решений
И целомудрия основ.
Ей безразличны сонмы мнений
Всех, отстоящих в стороне,
И что ей смены поколений - 
Она у всех была в цене.

20 сент. 2011 г.

Живи пока



Не спеши на встречу с Богом
Дел ещё невпроворот
Поработать над итогом
Не один придётся год
Без размена в мелочёвку
Не в расчёт на дурака
Брось ты чёртову верёвку
И, давай, живи пока

вариант немного подлиннее здесь 

Так повелось со старины






Так повелось со старины
Почти с времен Потопа
Бегут славяне из страны
На запад, где Европа

А там бесснежною зимой
Тоскуя о санях.
Всё собираются – домой,
Пусть не сейчас, на днях.

Прошла зима, они всё тут,
Где Вена и Париж.
Тоскою также всё живут
И песней про камыш.

И в рай из них никто не вхож,
То доля эмигранта.
Не едут, пусть и невтерпеж
В девятом круге Данте.
***
(вариант)

Россия, а таких ты ждёшь?
С душою эмигранта
Им, не тебе же невтерпеж
В девятом круге Данте.

19 сент. 2011 г.

Давным-давно


Давным-давно мой недоступен мейл.
И адрес знают разве что свои.
Я много лет, как не сажаю плевел
И похоть отличаю от любви.
Всё ценное с трудом мне достаётся,
Теряется напротив же легко.
И курица лишь яйцами несётся,
И доится корова молоком.
А значит, нет ни золота, ни спирта,
И в пятьдесят почти беззуб и лыс.
Не выделено времени для флирта,
На всяких там Матрён и Василис.
Зато есть время для того, кто близкий,
Кто дорог мне, а также дорога.
Что без обид – уйду ли по английский,
Или не выгнать сутки не фига.

16 сент. 2011 г.

Ковчег (первоначальный вариант)


Говорят, нас очистил Великий потоп
И отмыл всю греховность с родимой Земли,
Кто не взят на Ковчег – что зеленкою лоб
От стихии спастись не могли.

Нет,  не верю, конечно, всё было не так – 
Не бурлили моря, всё на дно не влекли…
Потому-то имеем развал и бардак
И безгрешны одни соловьи.      

14 сент. 2011 г.

Второй ряд


Всё стараемся быть ловки,
Славы ждём первопроходца.
Сыр бесплатный в мышеловке,
Второй мыши достается.
***
Всё стараемся быть ловки,
Каждый в первый ряд несётся.
Сыр бесплатный в мышеловке,
Второй мыши достается.

День прощения


Простой, ни грамма не вальяжный,
И это, видно, хамов привлекает.
Меня обидеть может каждый…
Не каждый извиниться успевает.

12 сент. 2011 г.

Гады


А эти гады так насели,
Рядами плотными идут.
Пока везёт – меня не съели
И не захвачен мой редут.
Кто за меня конечно рады,
Что я всегда на стороже.
Но прут и прут рядами гады
И всё сложнее мне уже.
Я знаю – клятвы не нарушу
И будет нужно, то умру.
А гады, гады лезут в душу,
Как псы в чужую конуру.

11 сент. 2011 г.

Придётся всё испить


Снять пенку с жизни и уйти, не тронув остального.
И унести с собой в горсти то, что хотелось снова,
Второй раз получить.
Частями не дается нам, живое, есть живое –
Не разорвать напополам, не отделить плохое…
Придётся всё испить.

Деньги



Хрустит благополучье в конверте
Музыкой не лапанных купюр.
Деньги, точно выдумали черти,
Но при виде их не слышен: чур.
Потому и дьявол вечно рядом.
Ох, и верен был его расчёт.
Каждый день, подкармливая ядом,
Нам конверт подсовывает чёрт.

9 сент. 2011 г.

С течением лет - Тоне Елистратовой




Жизнь не сказка,
Реальный сюжет.
Блёкнет краска
С течением лет.
Сохнут слёзы,
От радости, бед.
Больше прозы
С течением лет.
Что нам числа,
Морщинок букет.
Больше смысла
С течением лет.

Штат Небраска



Штат Небраска
Кукуруза в обед
Жизнь так вязка
Ничего не секрет
Здесь чистюли
И конфессий букет
В вестибюле
По немецкий «Привет»
По российский
Выпадаю снега
И как в Бийске
Не был здесь никогда

8 сент. 2011 г.

Была всё ложь


Была всё ложь, теперь я понимаю,
О чувствах, то есть в смысле о любви.
Положены подарки точно к маю.
Я получил: Спаси и сохрани.

Иным я чувствам, ныне мерю,
Мне за полста, я знаю ценность слов.
И потому твоим словам не верю.
И потому меж нас копаю ров.

Я не  поверю только лишь мгновенью,
Я не поверю дифирамбов медь.
Опять ошибся, к сожаленью,
В том поиске, так с кем мне умереть.

7 сент. 2011 г.

Черновик


Начал вот кропать, выставляю в качестве черновика, что бы была возможность работать дальше из любого места, где будет доступен интернет.

Мой невидимый, далёкий собеседник,
Всё тебе я, не стесняясь, расскажу.
Будешь мне, как католический священник
Или той, что бог закутал в паранджу.

Я не знаю, что сегодня накатило,
Только с плеч желаю сбросить тяжкий груз
Вылить всё тебе, что было, было, было
Так уж принято в России je suis Russe.

Ты такой же, как и я – не без изъяна,
Значит, многое поймёшь, да и простишь,
Мы найдём цветок средь прошлого – бурьяна,
Ну а может быть окажется там шиш.

Счастлив тем, что был я матерью не брошен,
Не пригодный к этой жизни баламут.
Сколько ей пришлось отплакать слёз-горошин,
Если скажешь, не поверят, не поймут.

И катился я беспутно, словно с горки
Той, что залита водицей ледяной.
Пару раз  по мне страдали слёзно морги,
Но остался я нечаянно живой.

И глотал, не морщась, горькую микстуру,
Обмывал я, в вены сотенный укол.
Взяв чуток себе, на мятую купюру
Ту, что в тумбочке расхристанной нашёл.

je suis Russe - Я русский (франц.)

6 сент. 2011 г.

Осенний синдром





Щетиной старческой трава
Седит газоны.
Листвы цветные кружева
Несут уроны.
А голых веток чехарда –
Дерев либретто.
И не прощаясь навсегда,
Уходит лето.
Долгоиграющим дождём,
Глуша вниманье.
Крадется осени синдром –
Самокопанье.


первоначальный вариант здесь

4 сент. 2011 г.

Писать стихи, всё что осталось



Писать стихи - всё что осталось,
Когда нет сил для больших дел.
Но чем-то нужно полнить старость,
К тому ж доход на опохмел…
И вот пишу, а мне не платят,
Ну, хорошо хоть не плюют.
На всё, блин в этой жизни тратят,
А на стихи пятак зажмут.

3 сент. 2011 г.

А меня убили вчера



А меня убили вчера
И довольны были враги.
Стали в радость им вечера,
Где мои не слышны шаги.
И теперь я не здесь, а «над»,
Не видать ещё ничего –
Ожидаю в рай или в ад,
Вместо цифр в строке  «итого».
Как ни странно, мне всё равно
Поважнее оценка тут…
Вон уже разлили вино,
Жду, с волненьем, чем помянут.

вариант зарубленный Израильской поэтессой Dina Baiter здесь